Мастер-класс адвоката Я.Зейкана для адвокатов Одессы

Мастер-класс адвоката Я.Зейкана для адвокатов Одессы и Одесской области (09 апреля 2016 г.)

Докладчик: Адвокат, Старший партнер Адвокатского объединения "Зейкан, Попов, Голуб и партнеры" Зейкан Ярослав Павлович.

О признании вины

Наше законодательство о признании вины, оно не совсем правильное, потому что требуется полное признание вины, то есть не предусмотрено, чтобы прокуратура могла сома пойти на переквалификацию, на смягчение и так далее. В самом договоре, это не предусмотрено.

В Соединенных штатах, это предусмотрено. Я думаю, что и у нас такое можно предусмотреть и много дел из-за этого "висят в воздухе". Люди готовы, возможно бы, даже признать свою вину и чтобы закончить дело гораздо быстрее, с наименьшими потерями. Поэтому государство здесь не дорабатывает, как не дорабатывает с этими вопросами залога, ну и что, ну убежал, государство получит деньги, а когда он появится, восстановит дело. Эти деньги пригодились бы государству и адвокаты Одессы бы заработали. В США там некоторые адвокаты живут только на том, что свои средства заносят в качестве залога, а затем получают с них процент и так далее. Это у них общая принята практика.

О позиции молчания

Со многими клиентами, я хотел добиться, чтобы они заняли позицию молчания, ничего не давали, не подписывали и все. Однако это мне не удавалось ни разу, к сожалению. Моим клиентам психологически очень тяжело молчать, когда их что-то спрашивают.

Позиция молчания она универсальна, при любой ситуации на первых порах, особенно когда человек под арестом, задержан, ему больше ничего не сделают, он и так под арестом. Позиция молчания иногда ставит в тупик следователя, может поставить в тупик и суд и все остальное, так что позиция молчание может быть очень эффективной.

Приведу смехотворный пример. На Закарпатье было резонансное дело, которое тянулось довольно долго и один из моих четырех подзащитных говорит, что будет давать показания, а я его уговаривал не давать показания. Над ним висело 10-12 лет реальных, он продал целый эшелон нефти в Венгрию, умудрился, а отсидел 3 года 9 месяцев, ему дали ровно столько, сколько он отсидел в СИЗО.

Он говорит, я не могу молчать. Если ко мне будет приходить следователь, то я буду посылать его матом как можно дальше. Я этого советовать не могу, я адвокат. Следователь приходил - он посылал и так 3 года посылал.

Следователь просил меня, что пусть он хоть что-то мне подпишет и все, - нет и следователя не меняли.

В результате произошло так, что его вину должным образом не доказали, обвинение висело в воздухе. Свидетелей в Закарпатье допрашивали, это были два венгра, окончивших венгерскую школу, не учили украинский язык и не знали его. Они лишь немного могли общаться на русском языке. Но я это использовал. Свидетели пришли и начали мне говорить «Да мы там неправильно сказали, нам неправильно записали, или мы можем поменять, мы хотим теперь правду сказать», с ними поработал кто-то и они готовы были изменить свои показания, но они боялись, так как их предупреждали об уголовной ответственности.

В Апелляционном судьи я встаю и прошу этому свидетелю обеспечить переводчика венгра в связи с тем, что он не владеет украинским языком и все протоколы записаны на украинском языке, а свидетель объясняет, что он таких слов не говорил и так далее.

В результате пригласили переводчика, и уже что не делал прокурор, как не бесился, свидетелю через переводчика венгра, было гораздо легче объясняться потому что он дает показания не суду, а своему переводчику, что психологически разгружает немножко свидетеля. В результате это дело закончилось, а участникам дали условный срок.

Иногда молчание, как говорится действительно золото и мы должны это понимать. Когда человек начинает говорить, а что надо следователю - разговорить этого человека, вступить с ним в контакт и если ему это удалось, то он выиграл.

Об альтернативной позиции адвоката

Мы (адвокаты) выдвигаем свою версию произошедшего. Это очень не безопасная позиция, жидкая. Иногда так нельзя делать, потому что получается, что мы хотим "вытянуть позицию" за счет другого лица.

Приведу на примере конкретное дело, которое еще не рассмотрено, так как находится в Высшем суде.

Трагическая история, молодой парень 18 лет нашел гранату. Он поссорился со своей девушкой и ночью напился, пришел с этой гранатой к девушке, там еще было три парня, и вытащил из гранаты РГД-5 чеку и говорит «если я тебя так люблю, сейчас покончу с собой».

Эти трое парней стали к нему приближаться, чтобы он не сделал никакой глупости. Он говорит, не подходите, граната может зарваться и начал от них убегать. После этого, один из тех трех его догнал и начал вырывать гранату из рук, отрывая пальцы, после чего произошел взрыв.

Пострадал в первую очередь тот, который физически пытался вырвать гранату из его рук, так как когда граната взорвалась, он на месте погиб, а мой подзащитный остался без руки.

Я вступил в дело на стадии Высшего суда, так как до меня было два квалифицированных адвокатов. Они просили суд о смягчении наказания, мотивируя тем, что он инвалид и так далее. Все остальное, вроде для них было очевидным.

В этой ситуации он делал все возможное, чтобы взрыва не произошло и он от них убегал, но один из них догнал и причинная связь здесь между последствиями и в самих действиях того кто догнал и пытался отобрать гранату. Во всяком случае я такую версию выдвинул так сказать альтернативную, что здесь убийство надо исключать, поскольку это произошло помимо его воли, из-за действий того второго парня нападающего.

В этой ситуации я считаю, что логично отстаивать самую крайнюю позицию для адвоката. Именно неправильные действия того парня, которой напал и погиб привили к этому взрыву, потому что он понимая, что чека извлеченная из гранаты, понимая, что тот предупреждает, что граната может взорваться начал применять силу, что привило к взрыву.

Вот такая альтернативная позиция. Будет ли она Высшем суде?

Везде в книгах, учебниках, если адвокат занимает альтернативную позицию, то это не совсем верно, хотя закон не запрещает адвокатам занимать альтернативную позицию.

Не знаю как посмотрит Высший суд, потому что судьи терпеть не могут, когда кто-то из адвокатов ставит вопрос альтернативы, хотя закон не запрещает адвокату избирать альтернативу позицию.

Вопрос выбора правовой позиции и это один из важнейших элементов адвокатской техники, но адвокат должен помнить, что выбор за его клиентом. Клиенту следует разъяснить все возможные последствия, в зависимости от того, какая правовая позицию избирается.

Адвокат не должен навязывать свою позицию. Если адвокат будет навязывать свою позицию и что то пойдет не так, то потом этот клиент будет говорить, что во всем будет виноват адвокат.

Работа адвоката на досудебном следствии до предъявления подозрения

Исполняющего обязанности министра, прослушивали месяцев шесть, потом зарегистрировали уголовное дело. Поскольку это исполняющий обязанности министра, он имел знакомства там наверху, ему шепнули, что против него есть дело. Там шла речь о ружье, ружье итальянского производства, дороже чем 200 000 гривен. Ему рекомендовали адвоката. Адвокат говорит, я из своего объединения выделю тебе адвоката, готовь аванс 25 тысяч долларов. Адвокат подошел к нему и говорит, что делать с ружьем? Торт отвечает, пусть будет, я через две недели вернусь из командировки и мы об этом поговорим. За эти дни были проведены обыски, было изъято это ружье, компьютеры и так далее. Оказалось, он мой земляк. Дело попало ко мне, потому что он понял, что ему уже то адвокат не поможет. Что я сделал? Он не имеет статуса подозреваемого, его слушали, у них есть какие-то материалы. Суть в том, что он назначил руководителем определенного учреждения человека, а сын этого руководителя подарил ему ружье, но ружье на самом деле было куплено на его имя, хотя и с нарушением установленного порядка. Когда я собрал их всех в месте, где нельзя было подслушать, мы разобрали ситуацию и стало понятно, что у обвинения нет ничего. Никто из потенциальных свидетелей, еще ничего не сказал. В объяснениях несколько написали, но это объяснения, а надо еще допросы провести и все. После этого за счет моего клиента всех этих 40 свидетелей обеспечили адвокатами, которые дали показания в присутствии адвокатов.

Что сделало следствие? Они распечатали вроде записи с телефона, никогда не верьте этим записям. Когда они нас пригласили, оперативник, следователь по особым делам раскладывает эти записи и говорит: «Что вы имели в виду, когда вы говорили тогда то, то-то и то-то»? Я говорю, извините, но мы давать показания и комментировать записи не станем. Мы считаем, что запись производилась незаконно. У нас нет никаких подтверждений, что там на самом деле говорилось именно то, откуда мы знаем, вы напечатали бог знает что от себя. Поэтому мы комментировать не будем. Они поморщились и через три месяца производство по делу было закрыто. Поскольку от свидетелей не получили ничего. Так что работа на опережение я считаю вполне возможно, вы можете подготовить свидетелей хотя бы для того, чтобы они могли знать, если их вызывают на допрос, какие права у них есть и что они могут делать. Также вы можете сказать им о том, что они могут быть с адвокатом. Я не знаю, как с точки зрения этики это правильным, что мой клиент заплатил адвокатам, которые представляли свидетелей.

Почему мы не вправе заплатить свидетелю за то, что он приедет и даст показания. Но и награду дают за то, кто-то найдет там убийцу и так далее. А почему мы не можем заплатить? Это вопрос для квалификационной комиссии, можем ли мы заплатить или нет, не адвокат, а его клиент. Вот свидетель не хочет идти, но если ему заплатить, то он готов прийти, сказать правду. Понятное дело, что это может использовать сторона обвинения, что мы купили свидетеля.

Методика участия адвоката при допросе свидетеля в ходе досудебного следствия

Во время досудебного следствия очень важно быть со свидетелем, когда его допрашивает следователь, потому что следователь использует различные приемы допроса.

Иногда пишут, что следователь тупой, но я тупых следователь за всю свою адвокатскую карьеру не встречал. Следователи которые делали вид, что тупые, это другое дело, поэтому недооценить следователя, это серьезный промах.

Распространённые приемы следователей:

Следователь демонстрирует, что все знает, что он уже опросил нескольких свидетелей и знает определенные подробности, к примеру, где и когда они пили шампанское. Это информация, которая вроде бы не касается дела, но такая информация демонстрируется следователем для психического воздействия на свидетеля и может сыграть серьезную роль.

Свидетель говорит, «так что мне не признавать, когда он все знает, где я ходил, где был и так далее», а это просто прием, который все знают, прием блефа и эмоциональной реакции.

Классический случай, это во всех учебниках РФ, когда поймали подозреваемого, который якобы зарубил человека топором. Эксперты дали заключение, что зарубил топором, но топор не нашли. Следователь взял обычный топор, прикрыл его газетой, привели, подозреваемого, а он все время поворачивает голову туда, где лежит топор, ведь ему хочется знать тот ли это топор, которым он убил. Наконец он не выдержал и сказал «Ну что нашли топор?». Дальше было дело техники.

Бронз Иосиф Львович – председатель Совета адвокатов Одесской области.

.