Проблемы реформирования уголовно-процессуального законодательства

Судья Стариков

Приводится выдержка из доклада судьи Малиновского районного суда г. Одессы Старикова А.А. на семинаре по повышению квалификации адвокатов Одессы и Одесской области, который состоялся 23 июня 2018 года в помещении апелляционного суда Одесской области.

Недавно к нам приезжала коллега из Голландии, по имени Эсте. Она была в разных судах, в том числе в Малиновском районном суде г. Одессы и во время беседы многие судьи выходили и заходили назад с интервалом 15 -20 минут, объясняя ей, что надо рассматривать уголовные дела. Когда один из судей вернулся, она говорит – Вы рассмотрели уголовное дело? Судья отвечает - да, санкцию рассмотрел, избрал меру пресечения содержания под стражу по убийству. Она говорит - как это вы сделали за 15 минут, человек понял, что произошло? Он осознал, что Вы рассмотрели дело? Судья хотел наоборот, показать насколько он грамотный, как прытко он все быстро рассмотрел, а она была в шоке от этой ситуации.

Эсте является заместитель председателя суда в Амстердаме. На весь Амстердам существует один суд, в котором работает 100 судей. Она была шокирована тем, что наша канцелярия отправляет ежедневно 100 писем. Она говорит, - куда, с кем вы общаетесь этими 100 писем, кто эти люди?

На наших встречах я говорил и вас призывал иметь точку зрения, что несоблюдение правил рассмотрения ходатайства на досудебном следствии должно влечь за собой недопустимость этих доказательств при судебном рассмотрении, потому что эти доказательства получены с нарушением УПК Украины. Этот вопрос стал насущным после того как были внесены соответствующие изменения о необходимости фиксации с помощью звукозаписывающего аппаратуры все ходатайства досудебного расследования. Данную ситуацию мы обсудили с коллегами, в том числе с коллегами с апелляционного суда и хочу высказать их мнение, с которым я не согласился, а сейчас уже немножко самокритично к себе отношусь в этом направлении. Они считают, что такие нарушения не являются нарушениями, которые влекут за собой признания доказательств недопустимыми. Мотивируя свое мнение тем, что для того чтобы какие-то доказательства признать недопустимыми в данном случаи доказательства стороны обвинения, сторона обвинения должна сделать что то неправильно.

Но разве прокурор или следователь виновны в том, что судья рассматривая ходатайство не включил звукозапись. Он знает - не знает, пошел, получил временный доступ, изъял нож, осмотрел, сделал экспертизу, приобщил его к материалам дела, доказал, что этим ножом убили человека, а не было звукозаписи и фактически, что может повлечь недопустимость всех доказательств, но оказывается не всех полученных незаконно.

Коллеги меня переубедили в том, что нарушения следственного судьи на досудебном рассмотрении дела не может влечь за собой признание этих доказательств недопустимыми, кроме прямого указания в законе, это рассмотрение ходатайства об обыске. Есть прямое указание, если ходатайство об обыске было рассмотрено без звуко-фиксации, видео пока нет, оно планируется с 01.01.2019 года. Вот в данном случае я вам советую обращаться в суд, просить эти звуко-видео записи судебного заседания и говорить о недопустимости доказательств. Во всех остальных случаях вы конечно обращайтесь, посмотрите чем доказывал прокурор.

Так что коллеги не акцентируйте свое внимание на ошибках следственного судьи на досудебном расследовании. Кроме определения о проведении обыска, все остальное бесполезно.

Судья Джулай

Все адвокаты Одессы помнят, что теперь все экспертизы проводятся следственным судьей. Есть старая норма, которая ранее регламентировала порядок обращения к следственному судье для проведения стационарно-психиатрической экспертизы, в которой были описаны требования к ходатайству, что необходимо доказать прокурору и другие требования относительно участия в судебном заседании лица к которому собираются применить экспертизу, его защитника. Потом были внесены изменения в общие правила, теперь все экспертизы проводятся по решению следственного судьи. На мой взгляд, все экспертизы и должны так проводиться, однако есть у нас специальная норма, которая регламентирует проведения именно стационарной судебно-психиатрической экспертизы и применяться должна именно она. В последствие к чему это приведет, не знаю, в крайнем случаи можно будет назначить дополнительную экспертизу в суде, но это затянет время. Если решение этой экспертизы или вопросы, которые были вынесены на разрешения этой экспертизы вас не устроят и потребуется дополнительная экспертиза, это будет одно из оснований для того, чтобы суд удовлетворил ваше ходатайство, если у него будет время для написания определения.

На досудебном расследовании при выполнении ст. 290 УПК открывают результаты НСРД, не всегда рассекречивают решение, не рассекречивают постановление прокурора, ходатайство и очень редко решение апелляционного суда. Связано это с тем, что до определенного момента сторона обвинения не может рассекретит документы, чтобы они стали доступными, потому что они должны быть внесены в систему Д3.

До последнего момента, направления дела в суд, предъявления, подписания обвинительного акта, в крайнем случаи подозрения, а у нас как правило, это вы знаете лучше меня, подозрение предъявляют уже в самом конце, когда собрали все-все-все и надо быстро в суд направить. Процедура рассекречивания связана с определенными сложностями. Как сказал коллега Джулай, сторона обвинения рассекречивает свое ходатайство обращаясь с соответствующим письмом в апелляционный суд, а апелляционный суд собирает экспертную комиссию, принимают решение о рассекречивании, рассекречивает, пишет ответ, чтобы рассекретили и соответственно они ставят там штампы о рассекречивание и должны отдать вам. Не хватает времени до отправления дела в суд. И сторона обвинения идет по тому пути, что в судебном заседании предъявляют решения Апелляционного суда.

Коллеги вы должны знать и понимать, что существует решение Верховного Суда по этому поводу - все чего не было на 290-й не было в жизни. Если при выполнении ст. 290 вам не открыли НСРД, значит их не было, указывайте об этом суду. Вы от этого не защищались, вы об этом не знали, вы строили свою защиту на том, что у этого определения апелляционного суда нет, поэтому просите суд признавать доказательства допустимыми.

Как рассказала нам заместитель председателя суда в Амстердаме, в суде города Амстердам существует правила поведения в суде. Вначале я решил, что эти правила касаются внешнего вида. Речь идет о другом, указанные правила содержат нормы об уважительных и неуважительных причинах неявки в судебные заседания. Процесс разработки таких правил занял 3 года. К примеру, в этих правилах выписано, что болезнь бабушки, это не уважительная причина, а болезнь сына, которого надо отвести в больницу – уважительная причина. Не знаю можно ли имплементировать эти правила в наш кодекс, но в любом случаи мы попробуем их использовать для того, чтобы стороны четко понимали, как будет поступать суд в разных ситуациях. В суде Амстердама была такая же ситуация, когда один судья признает болезнь уважительной причиной неявки, а другой нет. Для того, чтобы этого не происходило наверно когда-то разработаем этот кодекс.