Практика
Уголовные 28/33 Arrow
Защита адвоката по взятке ч.2 ст. 368 УК Украины

В тяжелом деле по взятке адвокат по уголовным делам в Одессе добился для своего подзащитного оправдательного приговора.

Дело № 1519/11664/2012

Производство № 1/521/22/15

ПРИГОВОР

Именем Украины

28 декабря 2015 года Малиновский районный суд города Одессы в составе:

председательствующего Ищенко А.В.

при секретаре Аничкиной Е.А.,

с участием прокуроров Коцюба Е.В.,ОСОБА_2, ОСОБА_3, ОСОБА_4, ОСОБА_5, ОСОБА_6

адвоката Никитинского Д.М.ОСОБА_8

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Одессе уголовное дело по обвинению: ОСОБА_7, ІНФОРМАЦІЯ_1, уроженца ІНФОРМАЦІЯ_2, гражданина Украины, имеющего ІНФОРМАЦІЯ_3, женатого, не работающего, ранее не судимого, зарегистрированного в ІНФОРМАЦІЯ_4, проживающего в ІНФОРМАЦІЯ_5, в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 368 УК Украины, -

УСТАНОВИЛ:

Органом досудебного следствия ОСОБА_7 обвиняется в совершении преступлений при следующих обстоятельствах:

16.03.2010 года гражданин США ОСОБА_9, проживающий в ІНФОРМАЦІЯ_6, обратился в УСБУ в Одесской области с письменным заявлением, в котором указал, что начальник отдела таможенного оформления транспортных средств Южной таможни ОСОБА_7 вымогает у него взятку в размере 600 долларов США за беспрепятственное таможенное оформление в кратчайшие сроки его автомобилей марок «Саdillac Deville», 1959 года выпуска, «Веntley», 1958 года выпуска и «Rolls Royse», 1967 года выпуска, при их временном ввозе на территорию Украины.

Установлено, что с 2009 года по настоящее время ОСОБА_9 занимается временным ввозом раритетных автомобилей из США на территорию Украины для их реставрации и участия в проводимых выставках автомобилей данной категории.

В период 2010 года при таможенном оформлении указанных автомобилей в режиме временного ввоза на территорию Украины ОСОБА_9 столкнулся с искусственным созданием условий задержки их оформления инспекторами отдела таможенного оформления транспортных средств Южной таможни, которые пояснили ему, что таможенное оформление автомобилей контролирует лично начальник названного отдела Южной таможни ОСОБА_7, и с которым непосредственно необходимо решать данные вопросы по таможенному оформлению автомобилей.

24.02.2010 года, примерно в 12 часов, ОСОБА_9 обратился к начальнику отдела таможенного оформления транспортных средств Южной таможни ОСОБА_7 в служебном помещении указанного отдела таможни, расположенного на территории Одесского морского вокзала, по вопросу дальнейшего таможенного оформления в режиме временного ввоза автомобилей, поступающих в его адрес на территорию Украины в Одесский морской торговый порт.

В ответ на это, ОСОБА_7, злоупотребляя своим служебным положением, из корыстных побуждений, имея умысел на получение взятки, заявил ОСОБА_9 о том, что в силу своих служебных положений он является начальником вышеназванного отдела Южной таможни, в связи с чем, может организовать беспрепятственное таможенное оформление в кратчайшие сроки его автомобилей при их временном ввозе на территорию Украины в указанном порту, в случае передачи лично ему материального вознаграждения в размере 200 долларов США за проведение таможенного оформления одного автомобиля.

В сложившейся ситуации ОСОБА_9 вынужден был согласиться с требованием ОСОБА_7 передать ему указанную взятку из расчета по 200 долларов США за каждый ввозимый им автомобиль, так как собирался для своих вышеуказанных целей в ближайшее время ввезти из США на территорию Украины два раритетных автомобиля марок «Меrcedes-Benz», 1951 года выпуска и «Jaguar», 1986 года выпуска, которые в январе 2010 года поступили в Одесский морской торговый порт, а также три раритетных автомобиля «Саadillac Deville», 1959 года выпуска, «Веntley», 1958 года выпуска и «Rolls Royse», 1967 года выпуска, которые в дальнейшем в период февраля-марта 2010 поступили в указанный порт.

27.02.2010 года в 15 часов, ОСОБА_7 позвонил по телефону ОСОБА_9 и сообщил о проведенном таможенном оформлении указанных двух автомобилей марок «Меrcedes-Benz» и «Jaguar», после чего потребовал от ОСОБА_9 передать лично ему указанное материальное вознаграждение из расчета по 200 долларов США за таможенное оформление каждого автомобиля, то есть всего 400 долларов США.

Тогда же они вдвоем договорились о том, что в указанный день 27.02.2010 года, ОСОБА_9 явиться к ОСОБА_7 в служебное помещение отдела таможенного оформления транспортных средств Южной таможни, расположенное по ул. Промышленной, 12, в г. Ильичевске Одесской области, где передаст ему (ОСОБА_7А.) указанные денежные средства на общую сумму 400 долларов США за организацию проведения беспрепятственного таможенного оформления в режиме временного ввоза на территорию Украины указанных двух раритетных автомобилей марок «Меrcedes-Benz» и «Jaguar».

В тот же день, 27.02.2010 года, примерно в 18 часов, ОСОБА_9 явился к ОСОБА_7 в его служебный кабинет, расположенный по вышеназванному адресу в г. Ильичевске Одесской области, где передал последнему из рук в руки денежные средства в сумме 400 долларов США 4 купюрами по 100 долларов США, что по курсу Национального банка Украины на 27.02.2010 года составляло 3170,36 гривен, в качестве материального вознаграждения за беспрепятственное таможенное оформление вышеназванных двух раритетных автомобилей марок «Меrcedes-Benz» и «Jaguar» при временном ввозе на территорию Украины.

16.03.2010 года, ОСОБА_9 позвонил по телефону ОСОБА_7 и сообщил о поступлении в Одесский морской торговый порт вышеуказанных трех раритетных автомобилей марок «Саadillac Deville», «Веntley» и «Rolls Royse», в связи с чем попросил последнего организовать проведение таможенного оформления этих автомобилей в режиме временного ввоза в кратчайшие сроки.

На это ОСОБА_7 пояснил ОСОБА_9 о том, что сможет решить данный вопрос по таможенному оформлению указанных трех автомобилей на ранее заявленных им условиях, а именно в случае передачи лично ему материального вознаграждения из расчета по 200 долларов США за таможенное оформление каждого автомобиля, то есть всего 600 долларов США.

Тогда же они вдвоем договорились о том, что 17.03.2010 года, в 14 часов, ОСОБА_9 явится к ОСОБА_7 в служебное помещение отдела таможенного оформления транспортных средств Южной таможни, расположенное по ул. Промышленной, 12, в г. Ильичевске Одесской области, где передаст ему (ОСОБА_7А.) указанные денежные средства на общую сумму 600 долларов США за организацию проведения беспрепятственного таможенного оформления в режиме временного ввоза на территорию Украины указанных трех раритетных автомобилей марок «Саadillac Deville», «Веntley» и «Rolls Royse».

В указанный день 17.03.2010 года, в 14 часов 10 минут, ОСОБА_9 явился к ОСОБА_7 в его служебный кабинет, расположенный по вышеназванному адресу в г. Ильичевске Одесской области, где передал последнему из рук в руки денежные средства в сумме 600 долларов США 12 купюрами по 50 долларов США серии АО 68893106 А, АІ 22021651 А, АВ 60963858 В, АВ 80752756 Е, ІВ 46856921 В, СВ 08836872 А, АО 68697879 В, ОЕ 55121688 А, ОЕ 50924966 А, ІВ 35927112 В, ЕК 26683901А, ОГ 49103399 А, что по курсу Национального банка Украины на 17.03.2010 года составляло 4786 гривен 02 копейки, в качестве материального вознаграждения за беспрепятственное таможенное оформление вышеназванных трех раритетных автомобилей при временном ввозе на территорию Украины.

Приняв от ОСОБА_9 указанные денежные средства в сумме 600 долларов США, ОСОБА_7 положил их в правый наружный карман своего форменного кителя, после чего заверил ОСОБА_9 о том, что организует силами его отдела таможни беспрепятственное проведение таможенного оформления его трех автомобилей в ближайшее время.

Сразу же после выхода ОСОБА_9 из указанного служебного кабинета, ОСОБА_7 там же был задержан сотрудниками УСБУ в Одесской области с поличным, и в указанном правом наружном кармане его форменного кителя были обнаружены и изъяты указанные денежные средства в сумме 600 долларов США 12 купюрами по 50 долларов США.

По мнению следствия, своими умышленными действиями ОСОБА_7 совершил преступления, в том числе предусмотренное ч.2 ст.368 УК Украины по признакам: получение взятки должностным лицом в каком бы то ни было виде взятки за выполнение в интересах дающего взятку с использованием предоставленного ему служебного положения, занимающим ответственное положение, сопряженное с вымогательством взятки и ч.2 ст.368 УК Украины по признакам: получение взятки должностным лицом в каком бы то ни было виде взятки за выполнение в интересах дающего взятку с использованием предоставленного ему служебного положения, занимающим ответственное положение, повторно, сопряженное с вымогательством взятки. По совокупности содеянного, ОСОБА_7 обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.368 УК Украины.

На досудебном следствии и в суде ОСОБА_7 свою вину в инкриминируемых ему преступлениях не признал, пояснив при этом, что в таможенных органах Украины он работал с августа 1999 года на различных должностях. Никогда ранее не привлекался к дисциплинарной, административной и уголовной ответственности, а напротив, неоднократно поощрялся. В должности исполняющего обязанности начальника, а впоследствии и начальника отдела таможенного оформления транспортных средств Южной таможни, работал с 21.04.2009. В его должностные обязанности, согласно должностной инструкции, входило, в том числе, организация работы по осуществлению таможенного контроля и таможенного оформления транспортных средств, которые перемещаются через таможенную границу Украины в зоне деятельности таможни, проверка правильности действий личного состава отдела по осуществлению этих функций и задач, организация ежедневного мониторинга таможенных оформлений и оперативной обстановки, предоставление консультаций гражданам и представителям организаций по вышеуказанным вопросам. Согласно ст.185 ТК Украины, среди перечней видов таможенных режимов был введен временный ввоз (вывоз). Это такой таможенный режим, который позволяет ввозить на территорию страны некоторые товары (в т.ч. транспортные средства) с условным освобождением от уплаты ввозных (вывозных) пошлин и сборов. Эти товары должны быть ввезены с определенной целью и вывезены в определенный срок, без каких-либо изменений, за исключением естественного износа, в результате их использования. На момент событий срок временного ввоза транспортных средств, ввезенных нерезидентами, при отсутствии их регистрации в органах ГАИ, не мог превышать двух месяцев, а при условии временной регистрации одного года. Вышеуказанное свидетельствует о том, что ОСОБА_9 занимался неправомерными махинациями с транспортными средствами, о чем было известно, в т.ч., сотрудникам службы борьбы с контрабандой Южной таможни и работникам ГО БКОП УСБУ в Одесской области, к которым относятся и те сотрудники, которые проводили его задержание. Как следует из имеющегося в деле ответа начальника Южной таможни, как минимум в 14 случаях ОСОБА_9 нарушил обязательства об обратном вывозе автомобилей. Кроме того, из материалов дела известно, что он занимался реставрацией автомобилей, то есть вносил в них существенные изменения, что также является нарушением требований ТК Украины. При этом, он занимался коммерческой деятельностью, будучи гражданином США и не имея на то права на территории Украины. ОСОБА_7 выразил уверенность, что сотрудники СБУ и прокуратуры, покрывая нарушения Закона ОСОБА_9, используя его для создания своих показателей, при этом способствовали ОСОБА_9 в его деятельности.

ОСОБА_7 заявил, что с гражданином США ОСОБА_9 он познакомился, заочно, по служебной переписке летом 2009 года, связанной с заявлениями ОСОБА_9 в Южную таможню о неправомерных действиях в отношении него. Впоследствии ОСОБА_7 стало известно, что ОСОБА_9 в 2007 году ввез ряд автомобилей 1931-1983г.в. по поддельным документам и исправно платил за простой автомобилей в порту, требуя их возврата, как якобы жертвой преступлений. Оплата ОСОБА_9 весьма крупных сумм, по мнению подсудимого, свидетельствует о том, что тот был не жертвой, а нарушителем таможенных правил. Впервые, непосредственно по службе, столкнулся с ОСОБА_9 03.02.2010, получив доклад от инспектора Кравец А.Н. об обращении к нему ОСОБА_9 с целью декларирования ввоза двух автомобилей. Поскольку ОСОБА_9 не представил оригиналов документов, необходимых для декларирования, а ОСОБА_7 вспомнил описанную ранее ситуацию, он решил лично познакомиться с декларантом, изучив документы на предмет их соответствия требованиям Закона, дав указания ОСОБА_10 не производить оформления до его встречи с ОСОБА_9, попросив при этом подчиненного предоставить декларанту его номер телефона для согласования встречи. Через непродолжительное время ему перезвонил ОСОБА_9, и они договорились о встрече, имевшей место на следующий день. Созвонившись примерно в 13 часов с ним, ОСОБА_7 договорился о встрече на Морском вокзале в находящемся там помещении отдела. При первой их встрече никто не присутствовал, обсуждался вопрос соответствия документов избранному таможенному режиму, разъяснил ему требования Закона. В этот же день узнал от ОСОБА_10, что ОСОБА_9 предоставил ему оригиналы документов. 05.02.2010, узнав, что ОСОБА_9 приезжал на Морвокзал, он перезвонил ему, полагая, что возникли сложности с оформлением, пытаясь предвосхитить конфликтную ситуацию, однако ОСОБА_9 пояснил, что хотел его отблагодарить, на что ОСОБА_7 отказался. Через непродолжительное время, в течении дня, поступили еще два звонка от ОСОБА_9 с вопросом, может ли он обратиться с консультацией, на что ОСОБА_7 пояснил, что это является частью его работы, а позднее была предложена встреча в ресторане, на что ОСОБА_7 ответил отказом. При этом, ОСОБА_9 попросил дать ему консультацию, на что ОСОБА_7, сославшись на занятость, сказал, через несколько дней, что и было им сделано через непродолжительное время, в телефонном режиме. В течении нескольких дней были созванивания, связанные с консультацией ОСОБА_9 по поводу тех или иных таможенных процедур, он просил о встрече, на что ОСОБА_7, будучи занят, отвечал словами «потом» и 18.02.2010, освободившись, позвонил ОСОБА_9, пояснив последнему, что если необходимость консультации не отпала, он может принять его в Ильичевске, в офисе. 19.02.2010 ОСОБА_9 позвонил, извинился, что приедет поздно, и прибыл в районе 19 часов. При этом, вместо консультации таможенного характера он стал опять благодарить, делая это излишне навязчиво, что вызвало у него некоторые сомнения и ОСОБА_7 попросил ОСОБА_9 покинуть кабинет. ОСОБА_9 жаловался на поборы со стороны брокеров, представителей иных служб, хотел каких-то личных отношений, на что ОСОБА_7 ему ответил, что его встреча с ОСОБА_9, вызвана событиями 2009 года, которые наделали много шума, и желанием ОСОБА_7 пресечь любые возможные жалобы ОСОБА_9 на него и его подчиненных. После этого встреча, продолжавшаяся 10-15 минут, была завершена, при этом ОСОБА_7 попросил ОСОБА_9 информировать последнего о любых нарушениях Закона, могущих иметь место при таможенном оформлении. 04.03.2010 ОСОБА_9 позвонил ОСОБА_7, проинформировав о его нахождении на Морвокзале с целью оформления очередного автомобиля, на что ОСОБА_7 высказал мнение об отсутствии необходимости в его приезде, перезвонил ОСОБА_10, напомнив о его обязанности действовать в строгом соответствии с инструкциями, и через час тот доложил, что предоставленные ОСОБА_9 документы в порядке и таможенное оформление произведено. В этот же день вечером ОСОБА_9 звонил ОСОБА_7 с просьбой о встрече, на что тот ответил ему отказом. Примерно 10 и 11 марта 2010 года ОСОБА_7 звонил ОСОБА_9 как гражданину США, разбирающемуся в американских транспортных средствах, с целью получения консультации и ряда разъяснений о правовой природе документа, свидетельствующего о праве собственности «тайтл», которая в разных штатах является различной. Поняв, что тот не является достаточно компетентным, более к нему не обращался. В свою очередь, 12 и 16 марта 2010 года ОСОБА_9 звонил ОСОБА_7 с просьбой о встрече, но он был занят, и от встречи уклонился. 17.03.2010 ОСОБА_7 находился в своем кабинете, расположенном по ул.Промышленная, 12, в г.Ильичевске, готовился к докладу на 15 часов у руководства Южной таможни в г.Одессе, в связи с чем пребывал в форменной одежде. Поскольку китель ему был тесен, чувствовал себя в нем некомфортно, он его повесил на вешалку в кабинете, и приблизительно с 12 до 14 часов, готовясь к докладу, как вызывал к себе сотрудников, так и сам заходил к ним. В это время дверь в его кабинет на замок им не закрывалась. Около 12 часов 30 минут ему звонил ОСОБА_9 с просьбой о встрече, в которой он ему отказал. Примерно в 14 часов 10 минут, он одел китель и собирался на доклад, в это время, неожиданно для него, в кабинет зашел ОСОБА_9, у которого в руках был файл формата А4 с какими - то листами, который он пытался ему вручить. ОСОБА_9 заявил, что там документы на очередные 2 автомобиля, прибывшие в его адрес, на что ОСОБА_7 пояснил, куда необходимо отнести документы для таможенного оформления, что и так тому было прекрасно известно. По настоянию ОСОБА_7 ОСОБА_9 вышел из кабинета, буквально через несколько минут в кабинет вошли люди, с видеокамерой, один из них представился ему следователем. Все остальные события были зафиксированы на видеокамере, по его мнению, изображение и звук на видеокассете уничтожены органом следствия, однако копия видеозаписи сохранилась у защитника, просмотрев которую, суд может увидеть его удивление, поскольку не брал у ОСОБА_9 документы, в которых, скорее всего, были деньги, отсутствие на его руках какого-либо свечения, умышленный контакт с его ладонями рук сотрудников СБУ и преднамеренное отведение камеры оператором в момент упаковывания смывов, способствующее, по его мнению, фальсификации доказательств.

Отвечая на вопросы участников процесса, ОСОБА_7 пояснил, что хотя никакого пятнышка на его мизинце не было, оперативный сотрудник, коснувшись его руки, заявил понятым о имеющемсе пятнышке и те согласились. ОСОБА_7 не смог пояснить, сколько раз он выходил из кабинета в период с 12 до 14 часов, утверждая, что китель висел именно на вешалке, куда он его повесил. Одевая его впоследствии, в карманы не смотрел. Происхождение двух фонограмм, на которых якобы зафиксированы его разговоры с ОСОБА_9, общей длительностью приблизительно 80 минут, что значительно больше тех 20-25 минут, которые он с ним 04 и 19.02.2010 общался, ему неизвестно. ОСОБА_7 уверен, что фонограммы смонтированы, в т.ч. как с его голосом, так и иных лиц, не имеющих отношение к этим событиям, а тексты их не соответствуют содержанию разговоров. Иных встреч с ОСОБА_9 после 19.02.2010, кроме дня задержания, у него не было. ОСОБА_7 пояснил, что, по его мнению, денежные средства в размере 600 долл. США, в правый наружный карман кителя, были подброшены, причем не ОСОБА_9, который в это время, согласно распечаткам телефонных переговоров, находился в районе ул.Химической в г.Одессе, осуществляя телефонные переговоры с сотрудником УСБУ ОСОБА_11, а потом приехав к ОСОБА_7 в офис, пытался всунуть, под видом документов, денежные средства, а иными лицами. Подсудимый заявил, что следователем его кабинет не осматривался, при этом он утверждает, что протокол не составлялся в его присутствии, и в том числе, поэтому там отсутствует его подпись, так и потому, чтобы не дать ему изложить свою версию событий. ОСОБА_7 заявил, что он был задержан с одеванием наручников около 14 часов 30 минут, все последующее время он находился в здании УСБУ, до 21 часа, когда был доставлен в прокуратуру на ул.Щорса, где следователь начал оформлять протокол задержания. Все это время он требовал предоставления защитника, устно, поскольку ему не давали возможности написать, однако адвокат был предоставлен только на следующий день. Подсудимый попросил суд приобщить к материалам дела копии документов, на которые он ссылался в ходе допроса, связанные с заявлениями ОСОБА_9, которые он смог оставить себе, освобождая служебный кабинет. По его мнению, из этих документов усматривается преступная деятельность ОСОБА_9 в период 2007-2009г.г., что, насторожив его, побудило лично удостоверяться в соответствии предоставленных ОСОБА_9 документов требованиям Закона.

В основу предъявленного ОСОБА_7 обвинения органом досудебного следствия (согласно обвинительному заключению) положены показания свидетеля ОСОБА_9, охраняемым Законом правам и интересам которого, по мнению следствия, был причинен вред, а также протоколы осмотра и пометки денежных средств от 17.03.2010, и осмотра места происшествия от 17.03.2010, заключение криминалистической экспертизы спецкрасителя №2442/31 от 29.03.2010, акт прослушивания аудиозаписи, предоставленной ОСОБА_9 и вещественные доказательства по делу.

Кроме того, следствием были допрошены в качестве свидетелей, подтверждающих вину подсудимого (источника доказательств):

- понятые при различных процессуальных действиях ОСОБА_12, ОСОБА_13, ОСОБА_14, ОСОБА_15 (упоминание о последних двух отсутствует в обвинительном заключении и в списке лиц, подлежащих вызову в суд).

- лица, располагающие, по мнению следствия, информацией об обстоятельствах уголовного дела ОСОБА_16 и ОСОБА_17 (упоминание о последнем отсутствует в обвинительном заключении и в списке лиц, подлежащих вызову в суд).

В ходе судебного следствия, по ходатайству адвоката подсудимого, были вызваны и допрошены, сотрудники УСБУ в Одесской области ОСОБА_18, ОСОБА_19, ОСОБА_20, ОСОБА_11, понятые при различных процессуальных действиях ОСОБА_21, ОСОБА_22, лицо, располагающее, по мнению адвоката, информацией об обстоятельствах уголовного дела ОСОБА_23, специалист НИЭКЦ ГУМВД Украины в Одесской области ОСОБА_24, эксперт ОНИИСЭ ОСОБА_25 и следователь прокуратуры Одесской области ОСОБА_26, назначены и проведены экспертизы заключения №10439/07, №6700/03, №3305/02, истребованы и предоставлены многочисленные документы, запросы и ответы, носители информации. Кроме того, судом осмотрены вещественные доказательства, и выполнены иные, предусмотренные законом действия, с целью соблюдения требований ст.ст.16,16-1, 22, 23-2 и др. УПК Украины (1960г).

В ходе судебного следствия установлено следующее.

Свидетель ОСОБА_9, будучи допрошен, показал суду, что он является гражданином США, с 2005 года проживает на территории Украины в г.Одессе, зарегистрирован частным предпринимателем. Свидетель пояснил, что занимается антикварными автомобилями, которые он сюда привозит для выставок и с другими целями. Автомобилей привозил десятка два, сложно сказать сколько их было ввезено. Ввозил по временному ввозу, каждые два месяца должен был их вывозить или своим ходом, или на лафете. Вывозил в Молдавию, Польшу, Германию, а потом обратно. Автомобили приходили через порт на временный ввоз.

Отвечая на вопросы участников процесса, свидетель пояснил, что в 2010 году он встретился с ОСОБА_7, и оговорил сумму в 200 долл. США за каждый автомобиль, который ему будут беспрепятственно отдавать. Он встретился, передал 600 долл. США и получил автомобили, и после этого с ОСОБА_7 не виделся. Встречался с ним возле здания Морвокзала, у ОСОБА_9 во дворе, куда ОСОБА_7 приезжал на машине, в Ильичевске, в таможенном автоотделе. На цене 200 долл. США они сошлись по общему согласию. На встречу в Ильичевск приехал сам, днем, возможно у него была не взятка, а подарок ОСОБА_7 До передачи денег ОСОБА_9 написал заявление в СБУ, в здании которого он не был, о том, что с него требуют деньги за получение его автомобилей по временному ввозу, хотя, по его мнению, таможенное оформление не требуется. Он предоставлял все необходимые документы, но ему работники автоотдела, в присутствии его брокера, сказали, что пока он не встретится с начальником, ему ничего не выдадут, поскольку есть приказ от того ничего ОСОБА_9 не выдавать. Первая встреча с ОСОБА_7 была на Морвокзале, они подозревали, что у ОСОБА_9 неправильные «тайтлы» - это свидетельство о частной собственности. С ОСОБА_7 негативные последствия в случае его отказа не обсуждали, а обсуждали только положительные последствия. Вручив в день последней встречи ОСОБА_7 деньги, ОСОБА_9 видел, как он их положил в карман кителя. До этого денег ОСОБА_7 он никогда не давал, и передал всего 600 долл. США за 3 автомобиля. Передавал, чтобы ОСОБА_7 не затягивал время, как он говорил, проверяя «тайтлы». До этого у него уже были столкновения с сотрудниками таможни за задержки, и он жаловался, это было до ОСОБА_7 Сумма 200 долл. США, на которой они сошлись, была названа ОСОБА_7, встреч было три: на Морвокзале, во дворе его дома по ул.Рекордной, 68, и последняя, когда он привез деньги. Свидетель вспомнил, что идя на первую встречу с ОСОБА_7, ОСОБА_9 взял с собой диктофон, поскольку уже тогда понимал, что с него хотят вымогать деньги, и он хотел записать разговор. Фиксировал с его помощью вторую и третью встречи. Сотрудничать с правоохранительными органами начал давно, после заявления о том, что без ведома начальника автомобили не дадут. Заявление в органы писал без этого устройства, сотрудники о нем не знали, сдал его органам уже после всего, где сейчас оно находится свидетель не знает. ОСОБА_9 пояснил, что это не диктофон, а специальное аудизаписывающее устройство, которое сейчас стало нелегальным и куплено им через интернет-торговлю, марку его не помнит, документы не сохранились. ОСОБА_9 пояснил, что заявление, возможно, он написал уже после первой встречи, написано оно им было в тот же день, когда пришел в правоохранительные органы. С устройства, которое он выдал после задержания ОСОБА_7, копий не делал, как это делается он не знает. Как кажется свидетелю, взятка давалась купюрами по 100 долл. США. Сотрудники зашли в кабинет сразу после того, как он вышел. Давал сотрудникам деньги, с которыми они что-то делали. На встречу в Ильичевск ехал, предварительно позвонив ОСОБА_7, телефон которого ему дали сотрудники в день первой встречи. ОСОБА_9 сказал, что войдя в кабинет к ОСОБА_7, деньги дал ему в руки, они были просто сложены, без конверта, а тот потом положил их в один из карманов. Сотрудникам СБУ, кроме устройства и денег, ничего больше не выдавал. ОСОБА_9 пояснил, что он перед этим за такое же вымогательство изобличал другого человека в получении от него взяток, отказался назвать фамилию и обстоятельства, но заявил, что это было также связано с его автомобилями. Свидетель пояснил, что ранее неоднократно допрашивался и помнил тогда обстоятельства лучше.

Судом, с целью проверки показаний свидетеля, по ходатайству адвоката, были оглашены:

- заявление ОСОБА_9 начальнику УСБУ в Одесской области от 16.03.2010 с регистрационным №Ак-2 от 16.03.2010 без отметок о его принятии должностным лицом и резолюции руководства.

(т.1 л.д.7-9)

Согласно заявлению, ОСОБА_9 к нему прилагает «электронный накопитель информации, на котором находятся записи разговоров с сотрудником Южной таможни ОСОБА_7А.». Участники процесса обратили внимание суда на то, что данное заявление противоречит утверждению ОСОБА_9 о том, что он 17.03.2010 выдал звукозаписывающее устройство, а не накопитель информации, что свидетельствует о том, что он выдавал его или дважды, но при этом ни разу процессуально не получал, или речь идет о двух разных устройствах, или материалы сфальсифицированы в части той или иной даты.

- пояснение ОСОБА_9 от 17.03.2010, принятое сотрудником УСБУ в Одесской области ОСОБА_11 в административном здании УСБУ от ОСОБА_9

(т.1 л.д.10-12)

В данном пояснении отсутствует упоминание о проведении инициативной записи заявителем и указано, что 27.02.2010 ОСОБА_7 получил от ОСОБА_9 взятку в размере 400 долл. США, а 15.03.2010 потребовал за таможенное оформление трех автомобилей 600 долл. США.

- расписка ОСОБА_9 от 17.03.2010, согласно которой он передает сотрудникам УСБУ, принадлежащие ему, 600 долл. США купюрами по 50 долл. США для проверки информации, изложенной в его заявлении от 17.03.2010.

(т.1 л.д.13)

Участники процесса обратили внимание на то, что данная расписка содержащая дату заявления ОСОБА_9 в СБУ 17.03.2010, противоречит исследованному заявлению ОСОБА_9 в СБУ от 16.03.2010. Иные заявления ОСОБА_9 в СБУ в материалах делах отсутствуют.

- протокол добровольной выдачи от 17.03.2010, согласно которому в период времени с 16 часов 30 минут до 16 часов 45 минут сотрудник УСБУ ОСОБА_11 в административном здании СБУ, с участием понятых ОСОБА_14 и ОСОБА_15, принял от ОСОБА_9 добровольно выданный им электронный носитель информации марки «APACER» с записями разговоров с ОСОБА_7 Под протоколом имеются подписи, исполненные от имени понятых, с исполнением рукописно фамилий «Черниевский» и «Монько».

(т.1 л.д.23)

- акт прослушивания аудиозаписи разговора от 17.03.2010, составленный сотрудником СБУ ОСОБА_11 с указанием о наличии записи №1 разговора ОСОБА_9 с ОСОБА_10 от 02.02.2010 в 12 часов 15 минут, записи №2 разговора ОСОБА_9 с ОСОБА_7 от 24.02.2010 в 11 часов 53 минуты, записи №3 разговора ОСОБА_9 с ОСОБА_7 от 27.02.2010 в 17 часов 43 минуты, записи №4 разговора ОСОБА_9 с ОСОБА_7 от 17.03.2010 в 14 часов 02 минуты (распечатка).

(т.1 л.д.24-31)

- заключение №10439/07 криминалистической экспертизы видео-звукозаписи от 18.08.2011, согласно которому в памяти представленного для исследования твердотельного накопителя «Apacer» емкостью 4 Гб выявлено 5 (пять) мультимедийных файлов (1-5 фонограмм), которые являются копиями. На записях установлено 4 диктора.

(т.2 л.д.151-155)

Судом при исследовании вещественных доказательств по уголовному делу путем прослушивания всех аудиофайлов на накопителе информации «флешкарте Apacer», не была установлена запись разговора, которая в ОСОБА_10 прослушивания от 17.03.2010 года распечатана как «Запись № 4 Разговор ОСОБА_9 и ОСОБА_7А.», т.е. запись разговора сделанная якобы в день передачи денег и задержания сотрудника таможни ОСОБА_7

По ходатайству адвоката, судом был оглашен протокол допроса в судебном заседании 17.10.2011 в ином составе суда, в качестве эксперта ОСОБА_27, который проводил экспертное исследование (т.4 л.д.96-97). Эксперт, дополнив и уточнив выводы заключения, показал, что на листе № 3 экспертизы имеется фото № 1 на котором с помощью специальной программы было установлено, что в памяти представленного для исследования твердотельного накопителя «Apacer» (далее «флешкарте Apacer») были установлены кроме имеющихся пяти файлов, 17 удаленных звуковых файлов «Объяснение Безуглый.doc», «Протокол осмотр 7 километр 20.02.doc», «Протокол осмотра марок.doc» и 11 удаленных программных файлов. Им также были расшифрованы время создания, последнего изменения и последнего просмотра указанных пяти файлов. При этом было установлено, что четыре файла созданы 13.02.2010 года, а один 22.02.2010 года. Последнее изменение файлов имело место 03.02.2010 года у трех файлов, 04.02.2010 года у одного файла и 22.02.2010 года также у одного файла. Эксперт показал, что данные даты свидетельствуют о том, что файлы с аудиозаписями являются исключительно копиями и на «флешкарте Apacer» появились гораздо позже, чем их создали. Однако и указанные даты являются условными, поскольку их тоже можно выставлять на компьютере. Также ОСОБА_27 показал, что удаленные файлы могут быть восстановлены, но для этого нужны другие специальные программы, которых у него нет. Для того, чтоб определить осуществлена ли запись на «флешкарту Apacer» на одном носителе или на нескольких необходим оригинал записи. В части монтажа записи, эксперт фактически дополнил выводы своего заключения, показав, что признаки монтажа по копии аудиозаписи установить невозможно, и никто этого сделать не сможет. Исследовать на признаки монтажа нужно оригинал, используя при этом устройство, на которое записывался оригинал. С цифровой записью на пути от оригинала к копии можно сделать все что угодно. Непрерывность фонограмм, которая им была установлена, не свидетельствуют об отсутствии монтажа указанных записей. Кроме того, тот факт, что он не выявил непрерывность записи, не свидетельствует о том, что другой эксперт подтвердит его выводы, т.е. другой эксперт, возможно, выявит прерывания разговора и его монтирование.

Все изложенные противоречия при исследовании вещественных доказательств в виде аудиозаписей разговоров, содержащихся на «носителе» по мнению суда, ставят под сомнение не только их аутентичность, т.е. обстоятельства их создания, но и в целом ставят под сомнение иные процессуальные действия, а также показания свидетелей по данному уголовному делу, которые не соотносятся с вышеизложенным.

Кроме того, согласно Решения ОСОБА_28 Украины от 20.10.2011 года по делу № 1-31/2011 (по конституционному представлению СБУ в части официального толкования положения ч. 3 ст. 62 Конституции Украины), в аспекте конституционного представления в отношении субъектов получения доказательств в уголовном деле в результате осуществления оперативно-розыскной деятельности положения первого предложения части третьей статьи 62 Конституции Украины, в соответствии с которым обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем, следует понимать так, что обвинение в совершении преступления не может основываться на фактических данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности уполномоченным на то лицом без соблюдения конституционных положений или с нарушением порядка, установленного законом, а также полученных путем совершения целенаправленных действий по собиранию и фиксации с применением способов предусмотренных Законом Украины «Об оперативно-розыскной деятельности», лицом не уполномоченным на совершение такой деятельности. Т.е. Конституционный суд Украины, считает, что поданные каким-либо физическим или юридическим лицом в соответствии с ч. 2 ст. 66 УПК Украины вещи или документы (фактические данные) не соответствуют требованиям допустимости доказательств, если они получены с нарушением прав и основоположных свобод человека, закрепленных в Конституции Украины, в частности в результате целенаправленных действий с применением оперативно-розыскных средств, предусмотренных Законом.

Таким образом, представленная органом досудебного следствия запись переговоров якобы между ОСОБА_7 и ОСОБА_9 не может быть принята судом в качестве доказательства, в том числе и по тем основаниям, поскольку получена заявителем ОСОБА_9 в нарушение требований Конституции Украины и УПК Украины.

- протокол добровольной выдачи от 17.03.2010, согласно которому в период времени с 17 часов 15 минут до 17 часов 25 минут сотрудник УСБУ ОСОБА_11 в административном здании СБУ, с участием понятых ОСОБА_14 и ОСОБА_15, принял от ОСОБА_9 добровольно выданные им документы на 4-х листах. Под протоколом имеются подписи, исполненные от имени понятых, с исполнением рукописно фамилий «Черниевский» и «Монько».

(т.1 л.д.32-36)

Участники процесса обратили внимание на несоответствие данных протоколов показаниям ОСОБА_9, согласно которым в административном здании СБУ он никогда не был, никакие документы не выдавал, портативное записывающее устройство, а не «электронный носитель информации», выдал в следственном отделе прокуратуры области.

- пояснение ОСОБА_9 от 17.03.2010, принятое сотрудником УСБУ в Одесской области ОСОБА_11 в административном здании УСБУ от ОСОБА_9

(т.1 л.д.37-38)

Согласно данному пояснению, передавая 17.03.2010 деньги ОСОБА_7 в его кабинете, еще до того, как ОСОБА_7 дал какие-либо показания, свидетель ОСОБА_9 обратил внимание сотрудника СБУ на то, что входя в кабинет, он посмотрел на свои часы, и было 14 часов 10 минут (а не 14 часов 02 минуты, как указано в т.1 на л.д.31). Кроме того, свидетель, явно предвосхищая дальнейший ход событий, акцентировал внимание на том, что ОСОБА_7 положил деньги в китель, в котором он находился и который в присутствии ОСОБА_9 с себя не снимал.

- протокол допроса свидетеля ОСОБА_9 от 18.03.2010, в ходе которого следователь прокуратуры ОСОБА_26 не задал ни одного вопроса свидетелю, а внимание участников процесса было привлечено сухим канцелярским языком, которым был изложен данный документ. Кроме того, в данном протоколе отсутствует какое-либо упоминание об обращении ОСОБА_9 в правоохранительные органы, его участия в каких-либо проверочных (изобличающих) ОСОБА_7 мероприятиях, применение им каких-либо технических средств фиксации.

(т.1 л.д.90-94)

- протокол дополнительного допроса свидетеля ОСОБА_9 от 31.05.2010, в ходе которого следователь прокуратуры ОСОБА_26 не задал ни одного вопроса свидетелю, не указал причину его вызова, не предложил дополнить ему ранее данные показания, при этом ОСОБА_9 самостоятельно, спустя более чем 2 месяца, «вспомнил» обстоятельства, существенно дополняющие его показания от 18.03.2010.

(т.1 л.д.310-316)

Проанализировав данный документ, суд приходит к выводу о том, что допрос свидетеля после возобновления следователем досудебного следствия, фактически не велся, а протокол является производным от протокола допроса того же свидетеля от 18.03.2010. Сопоставление протоколов говорит о том, что л.д.91 (л.д.311), л.д.92 (л.д.312), л.д.93 (л.д.313) имеют абсолютно идентичное содержание, начинаются и заканчиваются одними и теми же словами, и первое отличие между ними появляется в последнем абзаце л.д.313 и завершается четвертым абзацем л.д.314, после чего на л.д.314 следует опять 5 абзацев без изменений, которыми завершается протокол на л.д.93-94, после этого на л.д.315-316 имеются дополнительные абзацы, связанные с необходимостью для следствия дополнить показания ОСОБА_9 упоминанием об обращении ОСОБА_9 в правоохранительные органы, его участии в проверочных (изобличающих) ОСОБА_7 мероприятиях, применении им технических средств фиксации и т.д. Протокол дополнен противоречивыми сведениями о том, что «инициативно записал по причине того, чтобы обезопасить себя, если ОСОБА_29 попытается меня обмануть после получения…400 и 600 долл. США», при том, что 600 долл. США вручались ОСОБА_9 ОСОБА_7 уже после обращения в СБУ, как и возможно, 400 долл. США, поэтому речь может идти не об обмане, а об «изобличении». В протоколе указано, что ОСОБА_9, с участием сотрудников СБУ, прослушал записи разговора от 02.02.2010, и других разговоров, пояснив при этом сотрудникам СБУ, кому принадлежат те или иные речевые фразы в акте прослушивания. Данные высказывания не соответствуют акту (л.д.24-31), согласно которого при прослушивании никто не присутствовал, кроме его автора. Суд полагает, что вышеизложенное свидетельствует о том, что фактически допрос не имел места, а его протокол составлен автором с целью восполнения явных пробелов следствия после его окончания и объявления об этом обвиняемому и его адвокату. Суду неизвестен способ, которым ОСОБА_9 был вызван для допроса (отсутствуют корешки повесток, телеграммы, извещения, телефонограммы) и вызывался ли он вообще. Вышеизложенные невыполненные требования ст.ст.166, 167, 170 УПК Украины (1960г) следователем, в своей совокупности, дают суду все основания для признания этого документа ненадлежащим, т.е. недопустимым доказательством. Однако, суд, получив иные показания свидетеля непосредственно в судебном заседании, ограничивается непринятием данного протокола во внимание при постановлении приговора.

Показания свидетеля ОСОБА_9 в ином составе суда от 01.10.2010, согласно которым ОСОБА_9 заявил, что к сотруднику СБУ ОСОБА_11 его кто - то направил из знакомых, фамилию которого он не помнит, дал мобильный телефон, они условились о встрече возле здания СБУ, он пришел с заявлением, о наличии которого они договорились и не заходя на территорию, передал его ОСОБА_11 Пропуск не оформлялся, встреча была возле здания, а потом, по договоренности он пришел с другим заявлением в прокуратуру возле ОСОБА_8 мебели. Устройство приобрел специально, с целью изобличения взятки, до передачи сотрудникам устройства три или четыре раза встречался со следователем Бойко А.Г. и Горошко И.В., потом ему выдали куртку, сказав, что она снаряжена камерой и диктофоном. ОСОБА_9 утверждал, что он сначала передал 200 долл. США, потом еще 200 долл. США, после чего обратился, при этом пояснил несвоевременное обращение тем, что не сразу поверил, что ОСОБА_7 будет брать деньги, а только потом, заявив, передал еще 600 долл. США. На взятку ехал на своем автомобиле, а специальную куртку на него одели в автомобиле СБУ. Свидетель утверждал, что в СБУ он не был ни разу, был рядом только передавая заявление, а все общение происходило в следственном отделе прокуратуры. После оглашений его показаний на следствии ОСОБА_9 настаивал, что в СБУ не был, запись не переписывал, записывающее устройство отдал сотрудникам, никакой флешки не помнит.

(т.4 л.д.3-18)

- письмо ЗАО «Киевстар» от 30.10.2011, согласно которому № мобильного оператора 67480 35 51 зарегистрирован за ОСОБА_7 (анкетные данные и т.д.), а № 67483 07 73 за гражданином ОСОБА_30 ОСОБА_9 (анкетные данные и т.д.).

(т.2 л.д.182,183)

- Судом исследован список вызовов клиента ОСОБА_9 (телефон 674830773), согласно письма ЗАО «Киевстар» от 30.10.2011, за период времени с 01.02.2010 по 17.03.2010 и детализирован с обозрением азимутов соединений телефона в вышеуказанный период времени. Согласно данному документу, ОСОБА_9 в период времени с 10 часов 56 минут до 12 часов 43 минут 17.03.2010 посредством зарегистрированного за ним номера мобильного телефона производил взаимные соединения с телефонами иных абонентов, в т.ч. в 11 часов 27 минут принимал звонок ОСОБА_11 При этом, месторасположение ОСОБА_9 в указанный период времени фиксируется на участке ул.Хуторской в районе дома №87, ул.Химической, на участке Ленинградского шоссе, и в обратном направлении на ул.Хуторскую.

(т.3 л.д.39-119)

- Судом исследован список вызовов клиента ОСОБА_7 (телефон 674803551), согласно письма ЗАО «Киевстар» от 30.10.2011, за период времени с 01.02.2010 по 17.03.2010 и детализирован с обозрением азимутов соединений телефона в вышеуказанный период времени.

(т.2 л.д.184-250, т.3 л.д.1-38)

Детализация соединений показывает, что в период времени с 01.02.2010 по 17.03.2010 между ОСОБА_7 и ОСОБА_9, зарегистрировано 27 соединений, в т.ч. 11 исходящих от ОСОБА_7 продолжительностью 6 минут 10 секунд, и 16 исходящих от ОСОБА_9 продолжительностью 8 минут 9 секунд. При этом, время, продолжительность соединений и положение мобильного устройства по азимутам соединений соответствует показаниям ОСОБА_7, а соответствие показаниям ОСОБА_9 не представляется возможным проверить в связи с их неполнотой и противоречивостью.

Участники процесса обратили внимание на то, что с 19.02.2010 по 04.03.2010 взаимные соединения между этими абонентами отсутствуют, в т.ч. и в течении 8 дней, предшествующих 27.02.2010 дню инкриминируемого ОСОБА_7 первого эпизода получения взятки в размере 400 долл. США. 24.02.2010, в день вымогательства ОСОБА_7 у ОСОБА_9 этой взятки, соединения также отсутствовали, при этом положение мобильного телефона ОСОБА_7 по азимутам показывает, что в этот день он не был на Морвокзале, как утверждает обвинение, как и ОСОБА_9 в г.Ильичевске, что тот утверждает в своих путанных пояснениях. Взаиморасположение мобильных телефонов ОСОБА_9 и ОСОБА_7, т.е. отсутствие фиксации соединений этих абонентов одновременно в зоне действия одной и той же станции, делает их встречи в эти дни в указанные ОСОБА_9 местах и периоды времени практически невозможным, что свидетельствует, по мнению суда, о несостоятельности обвинения.

- заверенные фотокопии писем следователя прокуратуры Одесской области ОСОБА_26 начальнику Южной таможни ОСОБА_31, в т.ч. от 14.04.2010, согласно которому в связи с возникшей необходимостью, следователь просит продлить срок временного ввоза ОСОБА_9 на территорию Украины девяти автомобилей 1927-2004г.в., и от 14.07.2010, согласно которому в связи с возникшей необходимостью, следователь просит продлить срок временного ввоза ОСОБА_9 на территорию Украины пяти автомобилей 1951-1986г.в. и заверенная фотокопия письма следователя прокуратуры Одесской области ОСОБА_26 начальнику Южной таможни ОСОБА_31, от 12.01.2011, согласно которому, в связи с окончанием следственных действий, необходимость в продлении срока временного ввоза ОСОБА_9 на территорию Украины четырнадцати автомобилей отпала.

(т.2 л.д.173,175,177)

- письмо начальника Южной таможни ОСОБА_32 от 30.09.2011, согласно которому в период с 01.01.2008 по настоящее время зафиксировано 65 фактов перемещений через автомобильный пункт пропуска в зоне действия Южной таможни транспортных средств под управлением ОСОБА_9 без письменного декларирования, по схеме движения «зеленый коридор». В 17 случаях при перемещении транспортных средств на таможенную территорию Украины ОСОБА_9 предоставлялись таможенные декларации. В период 2008-2010г.г. ОСОБА_9 обращался с жалобами на действия должностных лиц таможни 09.10.2009 и 14.10.2009. На основании писем прокуратуры Одесской области от 14.04.2010 и 14.07.2010, Южная таможня не возражала против продолжения временного пребывания 14 транспортных средств, ввезенных ОСОБА_9 без таможенного оформления на территорию Украины. Согласно акта служебного расследования №01/11-2010, проведенного согласно приказа Южной таможни от 11.05.2010 №303 (т.3 л.д.211-216). Комиссия не усмотрела в действиях ОСОБА_7 какого-либо конкретного нарушения инструкций, невыполнения или ненадлежащего выполнения служебных обязанностей по оформлению транспортных средств, ввозимых ОСОБА_9 Комиссия не усмотрела каких-либо доказательств получения ОСОБА_7 взятки 27.02.2010 и рекомендовала уволить ОСОБА_7 с таможенных органов за совершение проступка (преступления), которое было изложено в письме следователя Бойко А.Г., фактически полностью продублировав предъявленное обвинение. Суд не усматривает из заключения комиссии наличие в действиях ОСОБА_7 каких-либо нарушений таможенного законодательства Украины, с учетом презумпции невиновности, т.е. не установления вины ОСОБА_7 в совершении преступлений до вынесения обвинительного приговора судом, тогда как руководство таможни оперировало обвинением следователя, как установленным и доказанным фактом.

(т.3 л.д.120-122)

Исследуемые документы не опровергают версию ОСОБА_7 о том, что в период времени предшествующий 16.03.2010 и в дальнейшем между правоохранительными органами и ОСОБА_9 имелись взаимоотношения, позволяющие ОСОБА_7 говорить о взаимовыгодности их сотрудничества. В материалах уголовного дела отсутствуют какие-либо подтверждения необходимости продления пребывания на территории Украины пяти автомобилей, которые являлись предметом таможенного оформления, фигурирующие в настоящем уголовном деле, а что касается иных девяти автомобилей, то их отношение к настоящему уголовному делу не установлено.

- письмо начальника отдела ОСОБА_33 Украины в Одесской области ОСОБА_1 от 30.07.2010, согласно которому гражданин США ОСОБА_9 на территории Украины находился согласно многоразовой визы типа «П-1» сроком действия с 15.03.2005 по 15.03.2010 и пересек государственную границу Украины 20.04.2005. Согласно постановления КМУ №227 от 20.02.1999, виза типа «П-1» оформляется лицам, которые въезжают в Украину по частным делам, а также с целью лечения, оформляется исключительно дипломатическими представительствами и консульскими учреждениями за границей. Поскольку ОСОБА_9, с целью продления срока пребывания на территории Украины в отдел ОСОБА_33 Украины в Одесской области не обращался, определить его правовое положение на территории Украины в настоящее время не представляется возможным.

(т.3 л.д.231)

Исследуемый документ свидетельствует об отсутствии у суда данных о правовом положении ОСОБА_9 на территории Украины в настоящее время Кроме того, суд отмечает, что согласно вышеуказанному ответу виза типа «П-1» не предоставляет права заниматься предпринимательской деятельностью гражданину иного государства, хотя ОСОБА_9 в своих показаниях неоднократно указывал, что он занимается предпринимательской деятельностью по реставрации автотранспортных средств, а согласно ТК Украины временный ввоз не позволяет вносить в ввозимые товары какие-либо изменения, за исключением естественного износа в результате их использования. С учетом вышеизложенного, суду сложно не согласиться с заявлением ОСОБА_7 о нарушении следствием требований ст.22 УПК Украины (1960г), что повлекло за собой искусственное сужение следствием круга мотивов, которыми мог руководствоваться ОСОБА_9, обращаясь в УСБУ.

С целью восполнения неполноты следствия и установлении значимых для настоящего уголовного дела обстоятельств, судом исследованы материалы, предоставленные по ходатайству адвоката в предыдущем судебном следствии:

- постановление Приморского районного суда г.Одессы от 05.10.2010, согласно которому жалоба адвоката, представляющего интересы исполняющего обязанности председателя правления ЗАО «Одесская киностудия» ОСОБА_34 на постановление о возбуждении уголовного дела следователем прокуратуры Приморского района г.Одессы от 19.03.2010 по признакам ч.2 ст.368 УК Украины, удовлетворена, постановление отменено.

(т.2 л.д.116-118)

- определение Апелляционного суда Одесской области от 20.05.2010, согласно которому апелляция прокурора на вышеуказанное постановление оставлена без удовлетворения, а постановление без изменения.

(т.2 л.д.119-122)

Суд установил, что вышеуказанными постановлением (определением) отменено (вступило в законную силу), постановление следователя прокуратуры Приморского района г.Одессы от 19.03.2010 о возбуждении уголовного дела в отношении исполняющего обязанности председателя правления ЗАО «Одесская киностудия» ОСОБА_34 по признакам ч.2 ст.368 УК Украины. Согласно определения Апелляционного суда, данное уголовное дело было возбуждено через месяц после якобы имевшего место 18.02.2010 получения ОСОБА_34 взятки в размере 600 долл. США, вымогаемой им у ОСОБА_9 за перезаключение договора аренды и заключение нового договора аренды на помещения, расположенные на территории киностудии, в которых ОСОБА_9 вел предпринимательскую деятельность по реставрации ретро-автомобилей (ремонтные мастерские). Судами было установлено, что экономические отношения арендодателя и арендатора вступили в конфликтную плоскость из-за неисполнения ОСОБА_9 условий договора аренды, в т.ч. и несвоевременное внесение им арендной платы. Согласно определения Апелляционного суда, утверждение следователя о том, что ОСОБА_9 является частным предпринимателем, осуществляющим деятельность по ремонту автомобилей, не подтверждено материалами уголовного дела, в которых отсутствуют данные, что ОСОБА_9 зарегистрирован в соответствующих органах как частный предприниматель и может, будучи гражданином иного государства, осуществлять предпринимательскую деятельность на территории Украины. Согласно постановления суда, ОСОБА_9 инициативно использовал портативное записывающее устройство при общении с ОСОБА_34, обратился в правоохранительные органы 19.02.2010, после пометки 600 долл. США передал их ОСОБА_34, по версии которого эти деньги предназначались в счет оплаты части задолженности ОСОБА_9 по аренде помещения, что подтверждается сотрудниками киностудии. Апелляционный суд, обосновывая отказ прокурору в удовлетворении апелляции, мотивировал это, в т.ч. и тем, что за два дня до возбуждения уголовного дела в отношении ОСОБА_34 было возбуждено уголовное дело в отношении ОСОБА_7 по признакам той же статьи и по заявлению того же лица. Поводом и основанием возбуждения уголовного дела через месяц послужили похожие обстоятельства, при которых ОСОБА_9 18.02.2010 передал взятку ОСОБА_34 (ОСОБА_7 27.02.2010, 400долл. США). При этом, сумма взятки 600 долл. США аналогична размеру взятки, якобы переданному им ОСОБА_7 17.03.2010. По мнению Апелляционного суда указанные обстоятельства позволяют прийти к выводу о том, «что указания суда первой инстанции на то, что утверждение заявителя ОСОБА_9 о вымогательстве у него ОСОБА_34 взятки вызывают сомнения в добросовестности заявителя, является обоснованным» (т.2 л.д.122). Суд принимает во внимание, что согласно ранее исследованного списка соединений абонента ОСОБА_9, 18.02.2010, в день оперативно-розыскных мероприятий по ОСОБА_34, с мобильным телефоном ОСОБА_9 имело место 7 соединений мобильного телефона ОСОБА_11, в т.ч. 4 исходящих и 3 входящих.

Суд полагает, что вышеизложенное не могло не быть известно следователю прокуратуры ОСОБА_26, при этом не выяснение им обстоятельств законности пребывания и осуществления экономической деятельности на территории Украины гражданина США ОСОБА_9, по мнению суда, соотносится с версией ОСОБА_7 о взаимовыгодном сотрудничестве ОСОБА_9 с представителями правоохранительных органов и обосновано вызывает сомнения в добросовестности заявителя.

После оглашения, отвечая на вопросы участников процесса, свидетель ОСОБА_9 пояснил, что он полностью подтверждает свои показания от 17.03.2010, при этом он вспомнил теперь, что было сначала 2, а потом 3 автомобиля, события были давно, при этом сейчас он не может достоверно утверждать, т.к. не помнит, передавались ли деньги один или два раза, возможно, были еще два раза, он этого не помнит. 1500 долл. США давал ОСОБА_17 как полные расходы по экспедированию каждого автомобиля, из которых реальные расходы были долларов 600, а остальное взятки, поэтому он отказался от его услуг и занялся сам. Свидетель заявил, что он не помнит ни время, ни место передачи 400 долл. США, сколько было встреч с ОСОБА_7 После оглашения показаний от 31.05.2010, свидетель подтвердил их, и не смог объяснить, почему они настолько похожи на его предыдущие показания. ОСОБА_9 не смог пояснить причину противоречивости своих показаний и в той части - являлось ли его портативное устройство диктофоном, брелком или флешкой, осуществлял он перезапись или нет, чего он не помнит. Свидетель пояснил, что он не помнит, выдавал ли он сотрудникам правоохранительных органов правоустанавливающие документы и слушал ли он с ними инициативную запись. Отвечая на вопросы по своим показаниям в предыдущем составе суда, заявил, что поддерживает их не полностью, подтверждает, что у него вымогали и брали деньги, в остальной части многие противоречия не смог объяснить, заявляя, что сегодня на дворе 2013 год. Свидетель говорил, что 400 долл. США он давал в Ильичевске в рабочем кабинете, и тут же утверждал, что первые деньги давал на Морвокзале. На каком-то этапе заявил, что в здании СБУ он был, опять настаивал на своем оснащении специальной курткой, не мог сказать, куда положил деньги, в карман этой куртки или куда - либо еще. Утверждал, что до своего официального обращения в СБУ он не был знаком с ОСОБА_11 и ОСОБА_26 ОСОБА_9 заявил, что в материалах дела имеются фотокопии его старого паспорта, а новый выдан после 2012 года, в котором есть другая виза, но у него его с собой нет.

Восполнить такую неполноту и устранить противоречивость в показаниях ОСОБА_9 спустя 5 лет после событий, по мнению суда не представляется возможным, в связи с чем, суд принимает показания свидетеля к сведению, но не может принять их за основу при вынесении обвинительного приговора. ОСОБА_9 не смог самостоятельно изложить и подтвердить обстоятельства своего участия как в даче взятки ОСОБА_7 27.02.2010, так и участия в процессуальных действиях 17.03.2010, за исключением передачи денежных средств якобы ОСОБА_7 Суд критически оценивает показания свидетеля на досудебном следствии, учитывая, в т.ч., как вызывающую сомнения правомерность занятия гражданином США предпринимательской деятельностью на территории Украины, так и обстоятельства, при которых ОСОБА_9 в период получения неправомерных требований от ОСОБА_7 и до обращения в УСБУ практически одновременно способствовал сотрудникам ОВД и прокуратуры изобличать иное лицо, что вызывает обоснованное сомнение в добросовестности заявителя. Поскольку все сомнения трактуются в пользу обвиняемого, суд оценивает показания свидетеля в совокупности, с материалами уголовного дела, и признает их таковыми, которые не свидетельствуют надлежащим образом о виновности ОСОБА_7 в инкриминируемом ему деянии.

Данные противоречия ставят под сомнение все проверочные действия сотрудников СБУ и следственные действия следователя прокуратуры, поскольку не понятно по какой причине органом следствия скрывается первичное устройство на которое была произведена запись разговоров (диктофон или другое техническое устройство), кто осуществлял указанную запись (сотрудники СБУ или ОСОБА_9Г.) и с какой целью скрываются обстоятельства составления заявления о совершенном преступлении (место, время, лица принимавшие заявление). Без наличия первичного устройства записи и записи в оригинале невозможно провести судебно-фоноскопическую экспертизу на предмет установления идентичности голосовой речи подсудимого ОСОБА_7 и иных лиц.

Оглашенные в порядке ст.306 УПК Украины (1960г) показания свидетеля ОСОБА_12 от 18.03.2010, согласно которым 17.03.2010, совместно со знакомым ОСОБА_13, гуляли по Александровскому проспекту, где около 11 часов обратившийся к ним мужчина, представился сотрудником СБУ ОСОБА_11, и предъявив удостоверение, предложил поучаствовать в мероприятиях. Они согласились, в их присутствии в помещении УСБУ были помечены 600 долл. США, предоставленные ОСОБА_9 и возвращенные ему, после составления протокола, который они подписали, вместе с ОСОБА_13 выехали в Ильичевск, где примерно в 14 часов 15 минут был проведен осмотр кабинета начальника отдела Южной таможни с применением видеозаписи. Находящийся в форме мужчина, назвавшийся ОСОБА_7 сказал, что он незаконно деньги не получал, имеются свои 200грн. После освещения его ладоней на мизинце правой руки она увидела полоску с характерным свечением синего цвета, были произведены смывы с помощью ватных тампонов, которые были упакованы в 2 разных пакета. Поскольку ОСОБА_7 отказался выложить содержимое карманов, сотрудниками СБУ, в результате осмотра, в правом нижнем наружном кармане форменного кителя были обнаружены 12 купюр достоинством 50 долл. США общей суммой 600 долл. США, которые были помечены люминофором синего цвета, образец которого помещен в конверт с соответствующей надписью, опечатан печатью и подписями понятых. После окончания осмотра все проследовали в СБУ, где и был составлен протокол, который она с ОСОБА_13 подписала.

(т.1 л.д.96-98)

Показания свидетеля ОСОБА_12 в ином составе суда от 28.01.2011 и 18.07.2011, согласно которым она являлась девушкой второго понятого ОСОБА_13, вместе с которым действительно принимала участие в качестве понятой при проведении осмотра места происшествия 17.03.2010 года. Однако обстоятельства пометки денежных средств свидетель ОСОБА_12 вообще не помнит. Также она не помнит, как, когда и при каких обстоятельствах составлялись протоколы осмотра и пометки денег и осмотра места происшествия от 17.03.2010 года. Денежные средства, которые изъяли у ОСОБА_7 она впервые увидела в ходе осмотра места происшествия, когда их доставали из кармана ОСОБА_7 ОСОБА_29 которое передало деньги сотрудникам СБУ, а именно ОСОБА_9 она не знает и не может ответить суду видела его или нет. Она не помнит была она когда - либо в здании СБУ или нет. В здании прокуратуры области она была. Просмотра видеозаписи осмотра места происшествия с ее участием не было. Никого из сотрудников СБУ, которые проводили осмотр места происшествия она лично не знает и родственных связей с сотрудниками СБУ у нее нет. В ходе дополнительного допроса, свидетель признала, что ОСОБА_11 является мужем ее родной сестры ОСОБА_17, раньше встречалась с ним пару раз, в т.ч. на свадьбе. Отвечала ранее, что он не родственник, потому таковым его не считает, не считает его и другом. Узнала ОСОБА_11, когда происходили эти мероприятия, но с ним не общалась. Пояснила, что в ответе с «Нархоза» указано, что она была на занятиях, поскольку староста группы отметила ее на третьей паре, а она ушла после второй, которая закончилась раньше, чем по расписанию, в 11:20. Свидетель пояснила, что ОСОБА_13 приехал раньше, дождавшись пока ее отпустят, они пошли в сторону «Книжки», где и подошедший сотрудник предложил им быть понятыми. ОСОБА_12 не смогла ответить на вопрос защитника, каким образом если вторая и третья пары были практические занятия у одного и того же преподавателя, вторая пара закончилась раньше и она ушла, зная, что следующую пару будет вести тот же преподаватель, который видел ее на предыдущей. Свидетель не смогла пояснить, почему она не заявила о своих родственных отношениях с ОСОБА_11 и разъяснялись ли ей в полном объеме требования ст.127 УПК Украины (1960г). Указанные пояснения свидетеля, как судом установлено, близкого родственника сотрудника СБУ, не опровергают документально ответ администрации университета.

(т.4 л.д.26-28, л.д.86-88)

- письма декана учетно-экономического факультета ОГЭУ ОСОБА_35 от 21.03.2011 и 25.05.2011, согласно которым ОСОБА_12, студентка дневного отделения 4 курса факультета (37 группа) 17.03.2010 присутствовала на парах 1я пара «Маркетинг» (08:00-09:25), 2я пара «Международная экономика» (09:55-11:20), 3я пара «Международная экономика» (11:35-13:00). Вторая и третья пара практические занятия у преподавателя ОСОБА_29

(т.2 л.д.107-109)

Свидетель ОСОБА_13, будучи допрошенный, пояснил суду, что некоторое время назад, когда было прохладно, в районе рынка «Книжка» он гулял с ОСОБА_12, с которой он встречался, а на сегодняшний момент она является его супругой. Двое людей, представившись сотрудниками СБУ, предложили стать свидетелями, на что они согласились, и как кажется свидетелю, они зашли в здание, находящееся рядом с рынком, что там было он не помнит, а потом они поехали в сторону Ильичевска к таможне, где приняли участие в мероприятиях. Там их завели в кабинет, в котором находился человек в форме. Его следователи вроде спросили о деньгах, тот ответил, что он не в курсе, отказался самостоятельно выложить все из карманов, и вроде это сделали сотрудники. Там были деньги, ключи, личные вещи. При этом человек заявил, что о деньгах он слышит впервые. Свидетель сказал, что вроде делались смывы с пальцев рук, которые клали в пакеты, завязывали, ставили подписи, потом они поехали обратно, вроде бы в СБУ, дали свои показания, подробностей не помнит. Отвечая на вопросы участников процесса, свидетель пояснил, что он детали совершенно не помнит, вроде бы светили на руки и на мизинце был голубоватый отпечаток. Просвечивались ли тампоны, он не помнит. Свидетель припомнил, что он ранее участвовал в таких мероприятиях, вроде и в СБУ, и в милиции. В ходе мероприятий велась видеосъемка. Во время указанных событий, имевших место утром, он был, возможно, работником фирмы «Адидас», а его будущая жена ОСОБА_12 студенткой очного отделения «Нархоза» и у него, может быть, был свободный от работы день, а ОСОБА_12 могла отлучиться с занятий. В настоящий момент она на седьмом месяце беременности и не может прийти в суд. Свидетель не смог утвердительно ответить на вопрос, заходил ли он в административное здание СБУ и описать его внутреннее расположение. ОСОБА_13 не смог пояснить, с кем он приехал в город Ильичевск. Три сотрудника, и он с женой зашли в кабинет, находящаяся в кабинете колона частично затрудняла ему обзор, он помнит удивленное выражение лица человека, который удивился, что в его кармане оказались деньги, было ощущение, что он их видит впервые. Свидетель не смог утвердительно ответить, видел ли он эти деньги ранее, были ли перчатки у сотрудников СБУ, вскрывался ли пакет с ватой, чем делались смывы, из какого сосуда, запечатанного ли. Человеку проводили ваткой по пальцам и кидали ее в пакет, который завязывался веревкой и опечатывался бумажкой, там они расписывались, после чего они вышли и переехали в какое-то здание, не помнит, тоже ли.

Судом, с целью проверки показаний свидетеля, по ходатайству адвоката, были оглашены:

- протокол допроса свидетеля ОСОБА_13 от 18.03.2010

(т.1 л.д.99-101)

Проанализировав протоколы допросов свидетелей ОСОБА_13 и ОСОБА_12, суд приходит к выводу о том, что допрос свидетелей фактически не велся, а протокол допроса свидетеля ОСОБА_13 (л.д.99-101) является производным от протокола допроса свидетеля ОСОБА_12 (л.д.96-98). Сопоставление протоколов говорит о том, что они имеют абсолютно идентичное содержание, начинаются и заканчиваются одними и теми же словами, и единственное отличие между ними это замена фамилий лиц, участвующих в допросе. Вызывает недоумение, каким образом следователь, якобы допросив ОСОБА_12 за 35 минут, допрашивал ОСОБА_13 15 минут, при этом как уже ранее говорилось, полной идентичности текста. Вышеизложенное, в своей совокупности, не выполнение требований ст.ст.167, 170 УПК Украины (1960г) следователем дают суду все основания для признания этого документа ненадлежащим, т.е. недопустимым доказательством. Однако, суд, получив иные показания свидетеля непосредственно в судебном заседании, ограничивается непринятием данного протокола во внимание при постановлении приговора.

Отвечая на вопросы участников процесса, свидетель «приблизительно» подтвердил свои показания, сказал, что он был в прокуратуре в районе ОСОБА_8 мебели. Свидетель не смог подтвердить, предъявлял ли ОСОБА_11 ему и ОСОБА_12 удостоверение, представляясь и заявил суду, что ему неизвестно о том, что ОСОБА_11 родственник его жены.

- показания свидетеля ОСОБА_13 в ином составе суда от 28.01.2011

(т.4 л.д.19-25)

Отвечая на вопросы участников процесса, свидетель ОСОБА_13 подтвердил показания и при этом отметил, что он не помнит процедуры пометки денег, в его памяти это не отобразилось.

- протокол осмотра и пометки денег от 17.03.2010 согласно которому в период времени с 11 часов 10 минут до 11 часов 50 минут сотрудник УСБУ ОСОБА_20 с участием ОСОБА_11, в здании СБУ, в присутствии понятых ОСОБА_12 и ОСОБА_13, провели осмотр и пометку 12 купюр достоинством 50 долл. США общей суммой 600 долл. США, которые были помечены люминофором голубого цвета, образец которого помещен в конверт с соответствующей надписью, опечатан печатью и подписями понятых, а купюры вручены ОСОБА_9 для документирования получения взятки ОСОБА_7

(т.1 л.д.14-19)

Проанализировав данный документ, суд приходит к выводу о том, что он не соотносится ни с показаниями свидетелей ОСОБА_9, ОСОБА_12 и ОСОБА_13, ни с требованиями Закона. В указанное время ОСОБА_12 находилась на занятиях, ОСОБА_13 данные обстоятельства не помнит и фактически не подтвердил, аналогично и свидетель ОСОБА_9, который согласно протокола, не осматривался. В протоколе отсутствует упоминание о том, что денежные средства, предоставленные ОСОБА_9, являются его личными, нет информации о наличии у него какого-либо имущества, в том числе мобильного телефона и технического устройства (собственного или предоставленного сотрудниками СБУ). В нарушение требований ст.127 УПК Украины (1960г), в качестве понятого в нем упомянуто участие родственника работника органа дознания ОСОБА_11, гражданки ОСОБА_12 По обстоятельствам, изложенным ранее, суд полагает неустановленным сам факт присутствия понятых при составлении данного протокола, т.е. их присутствие во время выполнения указанных в нем действий. Аналогично по обстоятельствам уже ранее приведенным судом в части анализа пребывания ОСОБА_9 в зоне действия станции мобильного оператора 17.03.2010 с 10 часов 50 минут до 12 часов 43 минут (ул.Хуторская и ул.Химическая), в частности в 11 часов 27 минут он произвел соединение с мобильным телефоном сотрудника УСБУ ОСОБА_11, находясь в зоне действия станции, расположенной по ул.Химической (Ленинградской). В соответствии с требованиями ст.ст.85,127 УПК Украины (1960г), суд не может признать данный протокол надлежаще составленным и оформленным, что исключает его признание доказательством вины ОСОБА_7 в совершении инкриминируемого ему преступления. Соответственно упомянутая в нем информация о пометке денежных средств, помещении в конверт образца спецкрасителя (люмисцентного порошка) являющимся образцом сравнения для суда является доказательством, полученным ненадлежащим путем и ставит под сомнение допустимость и достоверность указанного протокола как доказательства по уголовному делу.

- протокол осмотра места происшествия от 17.03.2010, составленный следователем прокуратуры ОСОБА_26, с участием сотрудников УСБУ ОСОБА_20, ОСОБА_11, ОСОБА_18, ОСОБА_19, с использованием видеосъемки в присутствии понятых ОСОБА_12 и ОСОБА_13, согласно которому в период времени с 14 часов 17 минут до 14 часов 34 минут, проведен осмотр служебного кабинета №4 начальника отдела Южной таможни ОСОБА_7, расположенного по адресу Одесская обл., г.Ильичевск, ул.Промышленная, 12, в котором находился ОСОБА_7, заявивший, что денег ни от кого не получал. Впоследствии при помощи ультрафиолетовой лампы было выявлено на мизинце его правой руки характерное свечение голубого цвета, а после отказа ОСОБА_7 сотрудники УСБУ, в ходе личного досмотра, из наружного правого кармана форменного кителя изъяли 12 купюр достоинством 50 долл. США общей суммой 600 долл. США, которые также характерно светились при освещении ультрафиолетовой лампой. Ватным тампоном произведены смывы с ладоней ОСОБА_7, их образцы, как и денежные средства, помещены в отдельные пакеты, опечатаны и заверены подписями. Отсутствует упоминание о разъяснении права вносить свои замечания в протокол, а подпись ОСОБА_7 в нем отсутствует.

(т.1 л.д.20-22)

Отвечая на вопросы участников процесса, ОСОБА_36 заявил, что протокол осмотра, возможно, составлялся в прокуратуре и не в этот день, был ли при этом ОСОБА_7, он не помнит. Во время осмотра сотрудники осмотрели столы, папки, видеозапись он не просматривал. По обстоятельствам пометки денег и участия в этом свидетель заявил, что он совершенно не помнит.

Оценивая показания ОСОБА_13, данные им непосредственно в ходе судебных разбирательств и в ходе досудебного следствия, суд полагает правдивыми и берет за основу показания свидетеля суду, в соответствии с которыми он подтвердил свое участие в осмотре места происшествия и не подтвердил свое участие в осмотре и пометке денег. Суд допускает, что подпись свидетеля под этим протоколом, достоверность, которой им была подтверждена, результат родственных отношений его будущей жены с сотрудником УСБУ, автором данного протокола. Показания свидетеля суд оценивает как производные от протоколов, составленных 17.03.2010, в том числе якобы с его участием. Об этом, в частности, свидетельствует отсутствие вопросов следователя и просьбы свидетеля пользоваться заметками или ознакомиться с документами. Суд полагает показания свидетеля единственно подтверждением факта его присутствия при осмотре места происшествия, проведение которого никем не ставится под сомнение. Оценивая показания свидетеля ОСОБА_12, исследованные участниками процесса, суд отмечает следующее. Данный свидетель обвинения прокурором не был предоставлен, поэтому суд лишен возможности устранить имеющиеся противоречия в показаниях свидетелей ОСОБА_12 и ОСОБА_13, как между собой, так и с материалами уголовного дела, что ограничивает право подсудимого на надлежащую защиту от предъявленного обвинения, поскольку прокурор ссылается на доказательства, проверка которых судом и защитой невозможна.

Согласно ч. ч. 1, 3 ст. 127 УПК Украины, при производстве обыска, выемки, осмотра, предъявлении лиц и предметов для опознания, воспроизведении обстановки и обстоятельств события, описи имущества обязательно присутствие не менее двух понятых. В качестве понятых приглашаются лица, не заинтересованные в деле. Понятыми не могут быть потерпевший, родственники подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего, работники органов дознания и досудебного следствия.

Таким образом, суд полагает, что законодатель, создавая норму: «привлечения понятых», желал максимально обеспечить процессуальные гарантии прав лица в уголовном процессе. Привлечение понятых является формой общественного контроля за органами, проводящими дознание и досудебное следствие, а также создает условия для обеспечения допустимости и достоверности, полученных во время процессуального действия доказательств. В то же время присутствие понятых во время следственных действий исключает возможность фальсификации доказательств со стороны органов расследования, поскольку последние являются независимыми наблюдателями при проведении следственного действия и в случае необходимости, понятые могут быть допрошены в суде в качестве свидетелей.

Суд полагает, что хотя ст. 127 УПК Украины не устанавливает прямого запрета на участие в следственных действиях понятого - близкого родственника дознавателя, однако в данном уголовном деле, привлечение для участия в качестве понятого близкого родственника одного из сотрудников СБУ, вместе с другими противоречиями, поставило под сомнение правильность проведения указанных следственных действий. А показания свидетелей ОСОБА_12 и ОСОБА_13 о том, что они вообще не помнят факта пометки денежных средств, составления протоколов следственных действий (протокола осмотра и пометки денежных средств и осмотра места происшествия), а также ни разу не были в здании УСБУ в Одесской области и денежные средства впервые увидели, когда их изымали у сотрудника таможни, вообще ставят под сомнение допустимость и достоверность указанных протоколов, как доказательств по делу.

Суд не относит показания свидетелей к показаниям, изобличающим ОСОБА_7 в совершении инкриминируемых ему деяний, а полагает их свидетельством многочисленных нарушений норм УПК, допущенных сотрудниками правоохранительных органов при производстве дознания и досудебного следствия по настоящему уголовному делу.

По мнению суда, протокол осмотра места происшествия (Протокол) от 17.03.2010 оформлен с нарушением порядка, предусмотренным УПК Украины (1960г). Протокол составлен и подписан следователем прокуратуры ОСОБА_26 Согласно Протоколу, в течении 17 минут проводился осмотр служебного помещения кабинета №4, при этом понятой ОСОБА_13 пояснял, что осматривался рабочий стол ОСОБА_7, находящиеся на нем служебные документы, рабочий сейф, доступ в который не удалось получить, изымалось лично имущество ОСОБА_7 деньги, ключи и др. Все вышеуказанное не нашло отражение в Протоколе, который частично является протоколом «личного досмотра», при этом процессуально не оформленным. При отказе ОСОБА_7 предъявить имущество, находящееся в карманах его одежды, следователь был обязан, с соблюдением требованием ст.184 УПК Украины (1960г) провести обыск лица и выемки у него предметов и документов, и составить протокол. В Протоколе указано, что в ходе осмотра проводилась видеозапись камерой «Sony» на видеокассету «Sony». Начало и конец ее проведения, продолжительность, сведения о том, прерывалась ли видеосъемка и сколько раз, кем это действие производилось, при этом не указано. Статья 85-2 УПК Украины (1960г) предусматривает, что участники следственного действия уведомляются о применении видеосъемки до начала этого действия. После проведения видеосъемки ее материалы демонстрируются всем участникам следственного действия, о чем составляется отдельный протокол. Участники этого действия, судя по протоколу о видеосъемки, были уведомлены после ее окончания. Отдельный протокол (или запись в протоколе) о демонстрации материалов видеосъемки всем участникам следственного действия следователем составлен не был, а видеозапись осмотра была просмотрена следователем 13.05.2010, и с ней были ознакомлены ОСОБА_7 и его адвокат, 17.05.2010 при выполнении требований предусмотренных ст.ст.218,219 УПК Украины (1960). Отсутствуют пояснения ОСОБА_7 и его подпись или отказ от ознакомления с протоколом, что подтверждает версию подсудимого и понятых о том, что протокол на месте не составлялся, а был составлен, возможно, в помещении прокуратуры. В протоколе отсутствует упоминание о наличии перчаток на руках у сотрудника СБУ, проводившего манипуляции со смывами и ладонями ОСОБА_7, использовался ли запечатанный (заводской) пакет с ватой, каким веществом делались смывы, из какого сосуда, запечатанного ли.

По мнению суда, данный протокол составлен с существенными нарушениями требований ст.ст.85, 85-1, 85-2, 184, 190, 191, 195 УПК Украины (1960г). Место и время его составления судом достоверно не установлено. Факт обнаружения денежных средств в кармане кителя ОСОБА_7 не является бесспорным доказательством получения взятки ОСОБА_7

Неоднократные попытки суда просмотреть видеокассету «Sony» на различных устройствах, в т.ч. с использованием видеокамеры, предоставленной следователем Бойко А.Г., как устройства, на котором осуществлялась видеосъемка, не привели к успеху. Судом был привлечен для оказания технической помощи, эксперт сектора компьютерной экспертизы НИИКЦЭ Украины в Одесской области ОСОБА_24, который впоследствии был допрошен в качестве специалиста. ОСОБА_24 пояснил, что видеокамера пытается воспроизвести данную запись, но пояснить дело в камере, или в пленке, для него не представляется возможным. Свидетель уточнил, что цифровое изображение, выведенное на экран, не представляется возможным идентифицировать, как и звуковую дорожку, и пояснил, что в учреждении, где он сотрудничает, возможности экспертного исследования такого рода могут быть реализованы только в г.Киеве.

В судебном заседании был осмотрен диск «TDK DVD-R1-16x SPEED: 4,7GB», содержащий цифровую копию видеозаписи, сопровождающий осмотр места происшествия. Просмотренное участниками процесса видеоизображение осмотра места происшествия позволяет утверждать, что осмотр служебного кабинета №4 фактически не проводился ни следователем, ни оперативными работниками обстановка, мебель, предметы интерьера, имущество, оборудование и документы, находящиеся в кабинете, не осматривались. Следователь Бойко А.Г. только руководил следственными действиями, однако протокол никто не составлял. После окончания следователь сообщил всем, что они проследуют в УСБУ для составления протокола. Заметно, что в ходе обыска ОСОБА_7 изымалось гораздо большее количество предметов, чем указывалось в протоколе визитки, удостоверение личности, 2 мобильных телефона, ключи от автомобиля, национальная валюта Украины. Участники процесса обратили внимание на то, что сотрудники УСБУ производили действия, связанные с освещением и осмотром ладоней ОСОБА_7, отбор смывов без перчаток, при этом не исключено было их взаимное касание. ОСОБА_7 обратил внимание на то, что его подпись была поставлена на пакет, содержащий вещественные доказательства, и этой же биркой они были опечатаны при предоставлении следствием для обозрения в суд. При этом, подсудимый выразил удивление, каким образом производилось вскрытие и опечатывание пакета экспертом при производстве экспертизы, а впоследствии следователем при осмотре вещественных доказательств.

Свидетель ОСОБА_10, будучи допрошенным, показал суду, что в 2010 году работал инспектором в автоотделе таможенной службы, где ОСОБА_7 был начальником, по устному распоряжению которого он докладывал об обращениях ОСОБА_9 с просьбой провести таможенное оформление машин, количество которых он сейчас не помнит. ОСОБА_7 сказал дать ОСОБА_9 свой номер телефона, а через какое-то время он приехал на Морвокзал, где был их отдел. ОСОБА_7 о чем-то с ОСОБА_9 пообщался, они посмотрели документы и поскольку все вопросы были разрешены, он все оформил. О вымогательстве взятки ОСОБА_7 с ОСОБА_9 ему ничего не известно, как и о жалобах со стороны ОСОБА_9, которого он считает непорядочным человеком, относящимся к людям с пренебрежением и надменностью, поскольку он гражданин США. Участие ОСОБА_7 в проверках документов нормально, это его обязанность, особенно в случаях возникновения каких-либо вопросов.

Судом, с целью проверки показаний свидетеля, по ходатайству адвоката, были оглашены:

- протокол допроса свидетеля ОСОБА_10 от 07.05.2010

(т.1 л.д.234-237)

Отвечая на вопросы участников процесса, свидетель подтвердил показания, за исключением несогласия с ними в части того, что ОСОБА_7 брал у ОСОБА_9 «тайтлы» и то, что оформление автомобилей «Ягуар» и «Мерседес» происходило в течении нескольких дней. Произошло это, потому что следователь, разъяснив ОСОБА_10 содержимое оперативной записи, в которой это было якобы зафиксировано, убедил свидетеля, что эти обстоятельства имели место, и он был вынужден со следователем согласиться. Кроме того, он не обратил внимание, знакомясь с протоколом о том, что записано, что ОСОБА_7 звонил ему с информацией о таможенном оформлении ОСОБА_9 автомобиля, тогда как на самом деле ОСОБА_10 звонил ОСОБА_7

Свидетель ОСОБА_17, будучи допрошенным, показал суду, что он в 2010 году работал экспедитором в экспедиторской фирме «Автоимпортгрупп», которая занималась внутрипортовым экспедированием. Фирма принадлежала его жене, т.е. фактически ему. Свидетель пояснил о технологии оформления автотранспортных средств на временный ввоз, сказал, что часто сотрудничал на эту тему с ОСОБА_9 в силу своей экономической заинтересованности. Количество автомобилей и деталей сейчас не помнит. С ОСОБА_7, как и с ОСОБА_10, был знаком по работе, отношения нормальные. Свидетель не подтвердил показания ОСОБА_9, что процедуры по экспедированию и оформлению за каждый автомобиль стоили 1500 долл. США, сказал, что с ОСОБА_9 получал приблизительно 650 долл. США и в эту сумму в переводе на национальную валюте Украины входили все проплаты. Для ОСОБА_9 обычно это было не дешево, поскольку простой автомобилей в порту очень дорого стоит, а ОСОБА_9 это было свойственно вовремя не рассчитываться, в т.ч. и со свидетелем. В какой-то момент ОСОБА_10 не захотел оформлять ему машины, отправив ОСОБА_9 к начальнику. Свидетель предложил ОСОБА_9 самому разбираться в своих вопросах, отдал ему документы, дальнейшее ОСОБА_17 неизвестно. ОСОБА_9 регулярно менял экспедиционные фирмы, так как был очень жаден.

Оценивая показания свидетеля, имеющие информативный характер, в том числе по характеристике личности заявителя, суд не относит их к доказательствам, изобличающим ОСОБА_7 в совершении инкриминируемых ему деяний.

Свидетель ОСОБА_23, будучи допрошенной, показала суду, что в 2010 году работала в отделе оформления автотранспорта Южной таможни, ОСОБА_7 был ее начальником, а свидетель была у него заместителем. Физические лица в режиме временного ввоза в основном оформлялись на Морвокзале, в г. Ильичевск выезжали редко. ОСОБА_9 завозил определенное количество автомобилей, к ней с просьбой о помощи в оформлении не обращался, относился ли он к числу жалобщиков свидетель не помнит, но то, что он нарушал обязательства по временному ввозу, то есть своевременно не вывозил автомобили, при этом, не ставя их на учет в ГАИ, она помнит. Свидетель ОСОБА_23 не располагает информацией о вымогательстве с ОСОБА_9 денежных средств кем - либо, в том числе и ОСОБА_7 Указаний тот в отношении ОСОБА_9 ей не давал.

Оценивая показания свидетеля, имеющие информативный характер, суд не относит их к доказательствам, изобличающим ОСОБА_7 в совершении инкриминируемых ему деяний.

Судом, по ходатайству адвоката, оглашено:

- заключение №2442/31 криминалистической экспертизы специальных химических веществ от 29.03.2010, согласно которому на представленных для исследования 20 денежных купюрах, обнаруженных у ОСОБА_7 при его задержании, имеется спецкраситель (люминисцентный порошок), общеродовой принадлежности со спецкрасителем (люминисцентным порошком), обнаруженным на ватных тампонах со смывами с правой и левой руки ОСОБА_7 и со спецкрасителем (люминисцентным порошком), предоставленным в качестве образца сравнения.

(т.1 л.д.117-118)

Эксперт ОСОБА_25, будучи допрошенным по обстоятельствам данной экспертизы, отвечая на вопросы участников процесса, пояснил, что ватные тампоны, как и порошок, белого цвета, при этом вата люминисцирует белым цветом, маскируя свечение голубых люминофоров, так же, как и порошок, их очень сложно различить, то есть при рассмотрении тампонов в ультрафиолетовых лучах определить наличие на них люминофора можно лишь в случае их большого количества. Эксперт подтверждает заключение в части обнаружения люминофора на смывах с обеих рук. ОСОБА_25 не смогла ответить на вопрос, почему при наличии свечения, зафиксированного при осмотре только на мизинце правой руки, наличие люминофора обнаружено на смывах с обоих рук. Эксперт отметила, что сохранность упаковки пакета ею была проверена, но он на наличие каких-либо проколов в данной упаковке не осматривался. ОСОБА_25 пояснила, что указание в выводах экспертизы об общеродовой принадлежности спецкрасителей гораздо шире, чем понятие общегрупповой принадлежности, но на установление такой принадлежности в экспертном учреждении отсутствует возможность, в связи с чем, эксперт не может ответить на вопрос утвердительно, следы одного и того же порошка были ли обнаружены на смывах.

- заключение №6700/03 судебно-технической экспертизы документов от 20.12.2013, согласно которому в предоставленном на экспертизу протоколе добровольной выдачи электронного носителя информации от 17.03.2010 в графе «начат в» первично были исполнены записи «10» часов «30» минут, изменено на «16» часов путем дорисовки штрихов, в графе «окончен в» первично были исполнены записи «10» часов «45» минут, изменено на «16» часов путем дорисовки штрихов.

(т.5 л.д.216-218)

- фотокопии материалов жалобы ОСОБА_7 в Приморский районный суд г.Одессы на постановление о возбуждении уголовного дела (получены адвокатом путем фотокопирования при ознакомлении с материалами жалобы, сами материалы судом возвращены следствию).

(т.2 л.д.88-92, 130)

Судом установлено, что согласно внутренней описи документа в распоряжение Приморского районного суда г.Одессы следователем Бойко А.Г. были предоставлены фотокопии документов, послуживших поводом и основанием для возбуждения настоящего уголовного дела на 77-и листах. При сравнительном анализе указанных документов с материалами уголовного дела был установлен ряд противоречий. Так, добровольная выдача ОСОБА_9 электронного носителя происходила в соответствии с протоколом от 17.03.2010 года с 10 часов 30 минут до 10 часов 45 минут (так в первоначальной редакции). В материалах уголовного дела имеется указанный протокол с указанием времени проведения процессуального действия с 16 часов 30 минут до 16 часов 45 минут /л.д. 23/. Экспертизой установлено исправление цифр, то есть носитель с записями, в том числе последнего разговора ОСОБА_9 с ОСОБА_7 17.03.2010 в 14 часов 02 минуты был выдан ОСОБА_9 более чем за 3 часа до разговора. Кроме того, в материалах, которые послужили основанием для возбуждения уголовного дела, имеются акты прослушивания записей разговоров между ОСОБА_9 и сотрудником Южной таможни ОСОБА_7, в т.ч. акт прослушивания разговора от 24.02.2010, составленный сотрудником СБУ ОСОБА_11 12.03.2010, акт прослушивания разговора от 27.02.2010, составленный сотрудником СБУ ОСОБА_11 12.03.2010, т.е. акты прослушивания составлены за 5 дней до выдачи устройства, которое прослушивалось. Кроме того, имеется акт от 17.03.2010 составленный сотрудником СБУ ОСОБА_19 Тексты разговоров в некоторых предложениях различаются с текстом разговоров, имеющихся в единственном акте от 17.03.2010, помещенном в материалы уголовного дела (автор сотрудник СБУ ОСОБА_11В.). При том, что данные аудиозаписи как указанно выше не могут являться доказательством в уголовном деле, вызывает обоснованные сомнения, различия в содержании разговоров ОСОБА_9 и ОСОБА_7, поскольку речь идет об одних и тех же лицах и об одной и той же аудиоинформации, которая уже зафиксирована и теоретически не может изменяться.

- письмо за подписью заместителя председателя Апелляционного суда Одесской области от 22.06.2011 ОСОБА_37, согласно которого постановлением Апелляционного суда Одесской области от 04.03.2010 по представлению отдела ГО БКОП УСБУ в Одесской области предоставлено разрешение на проведение специальных мероприятий в рамках ОРД №4/2776 от 22.02.2010 в отношении ОСОБА_7

(т.2 л.д.132)

- письмо за подписью заместителя начальника управления начальника ГО БКОП УСБУ в Одесской области ОСОБА_38 от 23.12.2013, согласно которому сотрудниками ГО БКОП УСБУ в Одесской области оперативно-технические мероприятия в рамках ОРД №4/2776 в отношении ОСОБА_7 не проводились.

(т.6 л.д.2)

По мнению суда, первый ответ ставит под сомнение показания сотрудников СБУ допрошенных в судебном заседании, которые по данному уголовному делу не помнили когда и на каком основании было заведено ОРД, а также бралось ли разрешение на проведение специальных мероприятий в отношении ОСОБА_7 Кроме того, они показали, что с ОСОБА_9 познакомились в день подачи последним заявления о готовящемся преступлении, хотя, фактически завели оперативно-розыскное дело в отношении ОСОБА_7 не позже 22.02.2010 года. Таким образом, исходя из материалов уголовного дела в своей совокупности, в т.ч. показаний ОСОБА_9, настаивавшего на том, что перед вручением взятки он был оснащен сотрудниками СБУ специальным оборудованием, для суда остается скрытым факт и результат проведенных оперативно-розыскных мероприятий в отношении ОСОБА_7, о чем свидетельствует второй ответ, что также, по мнению суда, свидетельствует о необъективности и односторонности при проведения дознания и досудебного следствия.

- письмо директора грузового таможенного комплекса ООО «БОНД» от 29.06.2011 ОСОБА_39, согласно которого данными о посещении служебного помещения отдела оформления транспортных средств Южной таможни гражданами ОСОБА_9, ОСОБА_11, ОСОБА_18, ОСОБА_19, ОСОБА_26 не располагают. Из этого письма следует, что пропускного режима в здании предприятия расположенного в г. Ильичевск, ул. Промышленная, 12 (где расположен пост Южной таможни) по состоянию на март 2010 года не существовало. Суд допускает, что в здание могло зайти любое лицо, без ограничения рабочего времени.

(т.3 л.д.226)

Заявление ОСОБА_7 во время осмотра места происшествия о том, что он выходил из кабинета, при этом его пиджак находился в кабинете, кто и что до этого положили в его карманы он не знает, не проверено. Судом при просмотре видеозаписи осмотра места происшествия было установлено, что ОСОБА_7 об этом сообщил следователю. Данную версию подсудимого следователь не только проигнорировал, но и скрыл от суда, не указав ее в протоколе осмотра места происшествия. При этом, следователем были нарушены требования ч.2 ст.223 УПК Украины (1960г), в части предоставления доказательств невиновности обвиняемого, а также указания доводов обвиняемого приведенных им в свою защиту и результатах их проверки.

- письмо за подписью начальника управления СБУ в Одесской области ОСОБА_40 от 21.10.2011, согласно которого данные посетителей органов СБУ сохраняются 1 год, в связи с чем, сообщить о лицах, посетивших административное здание СБУ в марте 2010 года, не представляется возможным.

(т.3 л.д.237)

Согласно данному письму, суд лишен возможности получения достоверных данных о посещении административного здания СБУ в марте 2010 года следующими лицами: ОСОБА_9, ОСОБА_12, ОСОБА_13, ОСОБА_14, ОСОБА_15

- письмо за подписью начальника Главного центра обработки специальной информации пограничной службы Украины ОСОБА_41 от 22.05.2013, согласно которому гражданин США ОСОБА_9 в период времени с 11.03.2008 (пункт пропуска въезд аэропорт Борисполь) по 22.05.2013 (пункт пропуска выезд Кучурган), 137 раз пересекал государственную границу Украины, в том числе до 17.03.2010 в течение двух лет предшествующих событиям, 97 раз пересекал государственную границу Украины.

(т.5 л.д.79-80)

Судом установлено что, в течении 24 месяцев предшествующих событиям, ОСОБА_9 97 раз пересекал государственную границу Украины в пункте пропуска «Кучурган» и соседних, расположенных в пределах Одесской области, при этом обычно интервал между выездом и въездом (въездом и выездом) исчислялся минутами или несколькими часами. По мнению защиты, вышеуказанное свидетельствует о создании искусственных условий (имитации) выполнения правил двухмесячного пребывания временно ввезенных автотранспортных средств на территории Украины с целью уклонения от уплаты таможенных сборов и платежей и занятия предпринимательской деятельностью гражданином США ОСОБА_9 без соответствующих на то правомочий.

Свидетель ОСОБА_18, будучи допрошенным, показал суду, что в 2010 году он работал старшим оперуполномоченным по ОВД ГО БКОП УСБУ в Одесской области, участвовал в мероприятиях по проверке заявления ОСОБА_9 По указанию своего начальника ОСОБА_20, с его участием и участием ОСОБА_19, ОСОБА_11 и следователя Бойко А.Г. проводился осмотр места происшествия кабинет начальника отдела оформления транспортных средств Южной таможни в г.Ильичевске. Свидетель осуществлял видеосъемку служебной камерой, которую включил с порога или сразу по входу в кабинет. Протокол осмотра составлялся или следователем, или кем-то из его коллег, в каком месте, машинописным шрифтом или от руки, ОСОБА_18 не помнит. Свидетель не смог ответить на вопросы, просматривалась ли потом видеозапись, оформлялся ли протокол задержания, кто привлекал понятых, которые приехали с ними.

По ходатайству адвоката, с целью проверки и уточнения показаний свидетеля, ему были предъявлены на обозрение объяснения ОСОБА_12 и ОСОБА_13, принятые ОСОБА_18 в административном здании УСБУ 17.03.2010 (т.1 л.д.39-40, 41-42). Свидетель подтвердил наличие своей подписи на данных протоколах и не смог ответить на вопрос адвоката о причинах того, что по показаниям ОСОБА_12 и ОСОБА_13, объяснения у них принимались в помещении прокуратуры Одесской области на ул.Щорса.

Оценивая показания свидетеля, данные им в судебном заседании, суд приходит к выводу, что пояснения ОСОБА_18 не только не изобличают подсудимого в совершении инкриминируемых ему деяний, но и свидетельствует о ненадлежащем выполнении им своих служебных обязанностей, что повлекло за собой, в том числе, вынесение судом настоящего приговора.

Свидетель ОСОБА_19, будучи допрошенным, показал суду, что в 2010 году он работал оперуполномоченным по ОВД ГО БКОП УСБУ в Одесской области, участвовал в мероприятиях по проверке заявления ОСОБА_9 По указанию своего начальника ОСОБА_20, с его участием и участием ОСОБА_18, ОСОБА_11 и следователя Бойко А.Г. проводился осмотр места происшествия рабочий кабинет начальника отдела оформления транспортных средств Южной таможни ОСОБА_7 в г.Ильичевске, с участием понятых. Свидетель пояснил, что он или осуществлял видеосъемку, или делал смывы. ОСОБА_19 показал, что он не помнит, где в кабинете были обнаружены деньги, но точно не при ОСОБА_7 Осматривали рабочее место, т.е. стол и полки с документами. Светились или не светились руки и смывы, свидетель не помнит. Протокол осмотра составлялся или следователем, или кем-то из его коллег, ОСОБА_19 не помнит, но в прокуратуре на Щорса, видео не просматривали. Свидетель не смог ответить на вопросы, просматривалась ли потом видеозапись, оформлялся ли протокол задержания, кто привлекал понятых, которые приехали с ними.

По ходатайству адвоката, с целью проверки и уточнения показаний свидетеля, ему предъявлены на обозрение:

- протокол осмотра места происшествия от 17.03.2010 (т.1 л.д.20-22). Свидетель вспомнил, что он делал смывы. ОСОБА_19 подтвердил все обстоятельства, изложенные в протоколе, кроме личного досмотра ОСОБА_7, заявил, что следователь «дал штангу немножко» и денег при ОСОБА_7 не было.

- фотокопия акта прослушивания записи разговора между ОСОБА_9 и ОСОБА_7 17.03.2010 от 17.03.2010, составленного ОСОБА_19 (т.2 л.д.92). Свидетель подтвердил свое авторство, и отвечая на вопросы адвоката, как он определил, какой из голосов принадлежит ОСОБА_7, а какой ОСОБА_9, ответил, что, скорее всего на слух, при этом свидетель ранее утверждал, что с заявителем не знаком.

- акт прослушивания записи разговоров между ОСОБА_9 и ОСОБА_7 17.03.2010, и в другие даты от 17.03.2010 (т.1 л.д.24-31). Свидетель не смог ответить на вопрос, почему акты прослушивания аудиозаписи одного и того же разговора от 17.03.2010 в этот день были составлены как им, так и ОСОБА_11 и пояснил, что его акт им был отдан начальнику ОСОБА_20

Оценивая показания свидетеля, данные им в судебном заседании, суд приходит к выводу, что пояснения ОСОБА_19 не только не изобличают подсудимого в совершении инкриминируемых ему деяний, но и свидетельствует о ненадлежащем выполнении им своих служебных обязанностей, что повлекло за собой, в том числе, вынесение судом настоящего приговора.

Свидетель ОСОБА_20, будучи допрошенным, показал суду, что в 2010 году он работал начальником подразделения ГО БКОП УСБУ в Одесской области. По заявлению ОСОБА_9 о вымогательстве с него ОСОБА_7 взятки за растамаживание автомобилей, которые он завозил по временному ввозу, проводилась проверка. Заявление поступило в рукописном виде, вроде приобщались таможенные декларации. Насколько свидетель помнит, ОСОБА_9 делал запись разговора с ОСОБА_7, но когда она была выдана, он не помнит. В мероприятиях, в т.ч. в осмотре места происшествия, участвовали, кроме него, ОСОБА_11, ОСОБА_19 (делал смывы), ОСОБА_18 (снимал на камеру). До этого были жалобы анонимного характера на ОСОБА_7 о вымогательствах. Деньги, свидетель не помнит чьи, помечались порошком, купюры переписывались, все действия проводились в присутствии понятых, видеокамера включалась сразу при выходе из машины, деньги находились в кителе ОСОБА_7, полностью досматривалось его рабочее помещение, были обнаружены следы порошка. ОСОБА_20 не мог вспомнить, заводилось ли ОРД по делу, проводились ли оперативно-технические мероприятия. ОСОБА_9 выдавал то ли диктофон, то ли флешку, были какие-то предварительные записи, с которыми они и с заявлением ОСОБА_9 ходили вместе в прокуратуру. Будучи проинформированным судом о том, что санкция на оперативно-технические мероприятия была дана 04.03.2010, свидетель пояснил, что информация проверялась и из других источников, при этом, не смог пояснить из каких, подтвердив, что официальное заявление в СБУ было только от ОСОБА_9 ОСОБА_20 отсутствие подписи ОСОБА_7 на протоколе осмотра места происшествия пояснил отказом последнего от подписи.

По ходатайству адвоката, с целью проверки и уточнения показаний свидетеля, ему предъявлены на обозрение заявление ОСОБА_9 от 16.03.2010 (т.1 л.д.7-9), протокол осмотра и пометки денег от 17.03.2010 (т.1 л.д.14-19), протокол осмотра места происшествия от 17.03.2010 (т.1 л.д.20-22), протокол добровольной выдачи от 17.03.2010 (т.1 л.д.23), акт прослушивания аудиозаписи от 17.03.2010 (т.1 л.д.24-31), копии материалов, предоставленных следователем, по жалобе, на постановление о возбуждении уголовного дела (т.2 л.д.90-92).

Отвечая на вопросы участников процесса, свидетель не смог утвердительно пояснить или опровергнуть факт приложения к заявлению «электронного накопителя информации». ОСОБА_20 заявил, что ему было неизвестно о том, что понятая при составлении протоколов осмотра и пометки денег, и осмотра места происшествия и ОСОБА_11 являются родственниками, высказал уверенность, что при составлении первого протокола свидетели присутствовали, а ректор ВУЗа, предоставляя информацию о присутствии в это время ОСОБА_12 на занятиях, ошибся. Свидетель ничего не смог пояснить по поводу наличия составленных его подчиненными различных актов прослушивания в материалах дела и в фотокопиях материалов рассмотрения жалобы на его возбуждение. По поводу технического состояния кассеты с видеозаписью осмотра места происшествия, свидетель заявил, что он ее просматривал, не помнит где и когда, а отсутствие в настоящий момент на ней изображения и звука воспринимает как результат чьих-то умышленных действий, и подтвердил наличие у адвоката копии данной записи. ОСОБА_20 не смог утвердительно ответить на вопрос фиксировалась ли дача взятки техническими устройствами, чьей принадлежности, и прослушивал ли он эту запись.

Оценивая показания свидетеля, данные им в судебном заседании, суд приходит к выводу, что пояснения ОСОБА_20 не только не изобличают подсудимого в совершении инкриминируемых ему деяний, но и свидетельствует о ненадлежащем выполнении им своих служебных обязанностей, что повлекло за собой, в том числе, вынесение судом настоящего приговора.

Свидетель ОСОБА_14, будучи допрошенный, показал суду, что в здании СБУ был, когда его привлекали в качестве понятого, несколько лет назад. Подробных обстоятельств не помнит, вроде двое сотрудников подошли и попросили быть понятым. Фамилия ОСОБА_11 ему знакома. Свидетель не мог назвать местоположение этого здания и описать расположение помещения, в котором передавались какие-то документы, связанные с автомобилями и флешка.

Судом, с целью проверки и уточнения показаний свидетеля, были оглашены:

- протокол допроса свидетеля ОСОБА_14 от 18.03.2010. Свидетель подтвердил наличие его подписи и рукописно исполненной надписи «Черниевский». Существенное отличие в исполненных им подписи и рукописной записи объяснил повреждением руки, а также изменением своего настроения и ручки.

(т.1 л.д.104-105)

- протокол дополнительного допроса свидетеля ОСОБА_14 от 31.05.2010. Свидетель подтвердил наличие его подписи и рукописно исполненной надписи «Черниевский».

(т.1 л.д.304-306)

По ходатайству адвоката, с целью проверки и уточнения показаний свидетеля, ему предъявлены на обозрение:

- протокол добровольной выдачи от 17.03.2010 (т.1 л.д.23). Свидетель подтвердил наличие его подписи и рукописно исполненной надписи «Черниевский». Фамилия второго понятого ОСОБА_15 ему знакома, они были вместе. ОСОБА_14 не мог утвердительно ответить на вопрос, фамилия ОСОБА_9 относится к лицу мужского или женского пола, т.е. кто добровольно выдавал указанные предметы. Свидетель высказал предположение, что раз в протоколе указано содержание флешки разговор ОСОБА_9 и ОСОБА_7, значит, он перед подписанием ее прослушал.

- протокол добровольной выдачи от 17.03.2010 (т.1 л.д.32). Свидетель подтвердил наличие его подписи и рукописно исполненной надписи «Черниевский». Свидетель подтвердил свое присутствие при составлении данного протокола, при этом допустил, что его подпись к настоящему времени изменилась.

Отвечая на вопросы участников процесса о причинах разницы в указании времени присутствия при составлении первого протокола добровольной выдачи (10 часов 30 минут или 16 часов 30 минут), свидетель не смог дать каких-либо пояснений и сделать утвердительное заявление о верности того или иного времени.

Свидетель ОСОБА_15, будучи допрошенный, показал суду, что в здании СБУ был, когда он участвовал в качестве понятого, несколько лет назад. Конкретно ничего не помнит, вроде двое сотрудников подошли и предложили быть понятым. Фамилия второго понятого ОСОБА_14, он его знакомый, они были вместе. Сотрудники что-то разъясняли. Свидетель не мог назвать местоположение этого здания и описать расположение помещения, в котором передавались какие-то бумаги, связанные с машинами и какая-то флешка. Где давал потом показания следователю, он не помнит.

Судом, с целью проверки и уточнения показаний свидетеля, были оглашены:

- протокол допроса свидетеля ОСОБА_15 от 18.03.2010 Свидетель подтвердил наличие его подписи и рукописно исполненной надписи «Монько». Существенное отличие в исполнении им подписи и рукописной записи объяснил другой ручкой.

(т.1 л.д.102-103).

- протокол дополнительного допроса свидетеля ОСОБА_15 от 31.05.2010 Свидетель подтвердил наличие его подписи и рукописно исполненной надписи «Монько».

(т.1 л.д.307-309)

По ходатайству адвоката, с целью проверки и уточнения показаний свидетеля, ему предоставлены на обозрение:

- протокол добровольной выдачи от 17.03.2010 (т.1 л.д.23). Свидетель подтвердил наличие его подписи и рукописно исполненной надписи «Монько». ОСОБА_15 не мог утвердительно ответить на вопрос, кто добровольно выдавал указанные предметы. Свидетель высказал предположение, что раз в протоколе указано содержание флешкиразговор ОСОБА_9 и ОСОБА_7, значит, он перед подписанием ее прослушал.

- протокол добровольной выдачи от 17.03.2010 (т.1 л.д.32). Свидетель подтвердил наличие его подписи и рукописно исполненной надписи «Монько». Свидетель подтвердил свое присутствие при составлении данного протокола.

Отвечая на вопросы участников процесса о причинах разницы в указании времени присутствия при составлении первого протокола добровольной выдачи (10 часов 30 минут или 16 часов 30 минут), свидетель не смог дать каких-либо пояснений и сделать утвердительное заявление о верности того или иного времени. После предъявления ему иных документов, на которых имеются его подписи и учиненные им рукописные записи, свидетель фактически отказался отвечать на вопросы участников процесса. На предложение суда предоставить свои экспериментальные образцы подписи сначала ответил согласием, а после вмешательства прокурора отказался их предоставить.

Судом, впоследствии исследовано, заключение №3305/02 судебно-почерковедческой экспертизы от 07.10.2014 (проведенной по постановлению суда), согласно которого рукописные записи «Черниевский», а также подписи от имени ОСОБА_14 в протоколах добровольной выдачи от 17.03.2010 (т.1 л.д.23,32) исполнены не самим ОСОБА_14, а иным (иными) лицом (лицами). Рукописные записи «Монько А.», а также подписи от имени ОСОБА_15 в протоколах добровольной выдачи от 17.03.2010 (т.1 л.д.23,32) исполнены не самим ОСОБА_15С, а иным (иными) лицом (лицами). Подписи от имени ОСОБА_15 в указанных протоколах исполнены с попыткой подделывания подписи ОСОБА_15

Исследовав вышеуказанные протоколы и экспертные заключения относительно них, показания свидетелей ОСОБА_14 и ОСОБА_15, суд приходит к следующим выводам. Факты подделки времени составления протокола добровольной выдачи «электронного носителя информации APACER», подписей и рукописных записей от имени ОСОБА_14 и ОСОБА_15, в этом протоколе и протоколе добровольной выдачи ОСОБА_9 документов, установлены экспертными заключениями и подлежат оценке в порядке ст.23-2 УПК Украины (1960г). Отсутствие достоверной информации об обстоятельствах составления протокола добровольной выдачи «электронного носителя информации APACER», содержащего предположительно записи разговоров ОСОБА_9 с ОСОБА_7, делает недостоверным (ненадлежащим) доказательством как вещественное доказательство по уголовному делу «электронный носитель информации APACER», так и акт прослушивания аудиозаписи разговоров, составленный 17.03.2010, предоставленный следователем, как доказательство по уголовному делу. Отсутствие фоноскопической экспертизы по делу, использование не процессуальным путем полученной аудиозаписи и результатов ее прослушивания не совсем понятным кругом лиц (то ли исключительно ОСОБА_11, то ли им, ОСОБА_19 и ОСОБА_9Г.) свидетельствует об игнорировании следствием основополагающих норм УПК Украины. Об этом же свидетельствуют протоколы допросов понятых ОСОБА_15 и ОСОБА_14 Абсолютно идентичные, они не отличаются ни форматированием на листах дела, ни содержанием (т.1 л.д.102-103, 104-105), в них не имеется ни единого вопроса следователя. Дополнительные допросы свидетелей 31.05.2010, после возобновления следователем досудебного следствия, фактически не велись, а протоколы являются идентичными между собой и производными от протоколов допроса этих же свидетелей от 18.03.2010. Сопоставление протоколов говорит о том, что их отличие от предыдущих только в наличии дополнительных абзацев, связанных с необходимостью для следствия сокрыть допущенные нарушения путем создания видимости изменения ими их показаний о времени составления первого протокола. Явившиеся очевидно, по версии следствия, по собственной инициативе, повторившие до запятой ранее данные показания, свидетели не получив ни одного вопроса от следователя, глянув на предъявленный им к обозрению протокол добровольной выдачи от 17.03.2010, самостоятельно меняют показания, имеющее принципиально важное значение для установления истины по данному уголовному делу.

Суд не относит показания свидетелей к показаниям, изобличающим ОСОБА_7 в совершении инкриминируемых ему деяний, а полагает их свидетельством многочисленных нарушений норм УПК, допущенных сотрудниками правоохранительных органов при производстве дознания и досудебного следствия по настоящему уголовному делу.

Свидетель ОСОБА_11, будучи допрошенным, показал суду, что в 2010 году он работал старшим оперуполномоченным по ОВД ГО БКОП УСБУ в Одесской области, участвовал в феврале или марте 2010 года в мероприятиях по проверке заявления ОСОБА_9 С ОСОБА_7 был знаком по службе.

Отвечая на вопросы участников процесса, свидетель пояснил, что обстоятельства регистрации заявления, отбирал ли он у заявителя объяснения, сейчас не помнит, но предметом заявления были транспортные средства. С ОСОБА_9 познакомился при написании заявления, до этого его не знал, хотя возможно он раньше и попадал в поле его зрения, но лично с ним познакомился после написания им заявления. В осмотре места происшествия в г.Ильичевске участвовали, кроме него, ОСОБА_18, ОСОБА_19, ОСОБА_20, следователь Бойко А.Г. и понятые. ОСОБА_18 включил камеру сразу после входа, деньги были найдены в кармане кителя ОСОБА_7, кабинет осматривали полностью, по указанию следователя, делали смывы, о результате которых свидетель не помнит, как и о месте составления и подписания протокола. ОСОБА_9 представлял то ли диктофон, то ли что-то иное, с чего делалась распечатка разговоров для материалов уголовного дела. Возможно, ОСОБА_11 их прослушивал, но содержания не помнит. Кем были представлены деньги, также не помнит, но они помечались. Понятыми были ОСОБА_36 и ОСОБА_12, родная сестра жены ОСОБА_11 Свидетель не помнит, разъяснял ли следователь процессуальные права, предусмотренные ст.127 УПК Украины (1960г) ему и понятым, но утверждал, что понятых к участию в деле не привлекал.

По ходатайству адвоката, с целью проверки и уточнения показаний свидетеля, ему предъявлены на обозрение заявление ОСОБА_9 от 16.03.2010 (т.1 л.д.7-9), пояснение ОСОБА_9 от 17.03.2010 (т.1 л.д.10-12), протокол осмотра и пометки денег от 17.03.2010 (т.1 л.д.14-19), протокол осмотра места происшествия от 17.03.2010 (т.1 л.д.20-22), протокол добровольной выдачи от 17.03.2010 (т.1 л.д.23), акт прослушивания аудиозаписи от 17.03.2010 (т.1 л.д.24-31), копии материалов, предоставленных следователем по жалобе на постановление о возбуждении уголовного дела (т.2 л.д.90-92).

Отвечая на вопросы участников процесса, свидетель ОСОБА_11 пояснил, что заявление ему знакомо, и раз там указано, что приобщен «электронный накопитель информации», значит, этот факт имел место. При проверке заявления оперативное дело не заводилось, но на ОСОБА_7, возможно, такое дело было. В его отношении оперативно-технические мероприятия не проводились. ОСОБА_11 подтвердил свое участие в осмотре и пометке денег и в осмотре места происшествия. Было ли характерное свечение на ладони ОСОБА_7, откуда были изъяты деньги, не помнит, как и почему отсутствует подпись в протоколе ОСОБА_7 Протокол добровольной выдачи составлялся им, понятые присутствовали, почему в нем отсутствует разъяснение их прав он не знает. Свидетель не смог ответить на вопрос адвоката имелись ли в наличии два носителя информации, поскольку один был предоставлен вместе с заявлением, и более не вручался, а второй выдан заявителем 17.03.2010. ОСОБА_11 не помнит, исправлялась ли им цифра «10» на «16» в данном протоколе. По каким причинам экспертиза установила непринадлежность подписей ОСОБА_14 и ОСОБА_15, он понятия не имеет. Акт прослушивания составлялся им, он делал распечатку, с какого носителя не помнит, но это был один файл. На все вопросы, связанные с выполнением им своих профессиональных обязанностей при составлении данных протоколов, свидетель не мог дать достоверных пояснений в связи с тем, что прошло много времени. Каким образом на фотокопиях актов прослушивания, составленных им, появилась дата 12.03.2010, ему неизвестно, полагает, что это ошибочный черновик, не смог ответить на вопрос каким образом несколько актов превратились в один. ОСОБА_11 указал свой номер телефона в исследуемый период времени как 7870462.

Судом, по ходатайству адвоката, были оглашены:

- письмо ООО «Интертелеком» от 01.12.2014, согласно которому абонентский номер 048-787-04-62 соответствует № мобильного оператора НОМЕР_1 и зарегистрирован на корпорацию СБУ.

- Судом предоставлен свидетелю на обозрение список вызовов клиента ОСОБА_9 (телефон 674830773), согласно письма ЗАО «Киевстар» от 30.10.2011, за период времени с 01.02.2010 по 17.03.2010. Свидетель ознакомлен с детализацией соединений телефона и их азимутами в вышеуказанный период времени.

(т.3 л.д.39-119)

Детализация соединений показывает, что в вышеуказанный период времени (до 14 часов 15 минут начала составления протокола осмотра места происшествия) между свидетелем ОСОБА_11 и ОСОБА_9, зарегистрировано 134 соединения, в т.ч. 64 исходящих от ОСОБА_11, продолжительностью 3821 секунд, то есть 61 минута 42 секунды, и 70 исходящих от ОСОБА_9, продолжительностью 5387 секунд, то есть 89 минут 48 секунд, общая продолжительность соединений составила 151 минута 30 секунд.

Отвечая на вопросы участников процесса, свидетель указал, что фамилия ОСОБА_9 возможно была ему ранее знакома, наверное, он общался с ним по телефону, по службе. Откуда тот у него, он не знает, продолжительность разговоров с ОСОБА_9 прокомментировать не может, настаивает, что проверочные и доследственные действия проводил с ним в здании УСБУ. Противоречия в своих показаниях свидетель не смог пояснить. Наличие на носителе «APACER» остатков служебной информации пояснил случайностью. После ознакомления с показаниями свидетеля в предыдущем составе суда (т.4 л.д.68-76), ОСОБА_11 подтвердил свои показания частично, не помнит, принимал ли заявления у ОСОБА_9, хотя помнит, что обменивался с ним номерами мобильных телефонов при первой встрече. Настаивает, что технические средства ОСОБА_9 не вручались. Акт составлялся им, а голоса всех троих дикторов были ему знакомы, в связи с его служебной деятельностью. Под словом «обмен телефонами с ОСОБА_9Г.» понимает официальный обмен телефонами, что не препятствовало ему иметь телефон ОСОБА_9 и ранее. На сестре понятой был женат до этих событий, в лицо ОСОБА_12 знал, но не общался, почему не сообщил о родственных отношениях начальнику ОСОБА_20, и следователю Бойко А.Г. пояснить не смог.

Участники процесса обратили внимание суда, на то, что из распечатки телефонных соединений с указанием расшифровки: даты, времени, продолжительности каждого соединения, входящих и исходящих звонках, SMS и MMS сообщений, а также места нахождения абонента во время звонка (базовой станции оператора и ее азимута во время звонка) усматривается, что сотрудник СБУ ОСОБА_11 по своему мобильному телефону систематически общался с заявителем ОСОБА_9 с 02.02.2010 года. Таким образом, версия свидетеля ОСОБА_11 о том, что он ОСОБА_9 увидел первый раз в день подачи последним заявления в УСБУ, т.е. 16.03.2010 года, несостоятельна. Кроме того, при детальном исследовании сведений о телефонных соединениях, можно сделать вывод о том, что время указанное практически во всех процессуальных документах, составленных с участием ОСОБА_9 не соответствует действительности, поскольку последний в указанные промежутки времени находился в различных частях города ОСОБА_38, но только не в районе здания УСБУ в Одесской области, где из материалов уголовного дела усматривается и составлялись все процессуальные документы. В частности, протокол осмотра и пометки денег с участием ОСОБА_9 от 17.03.2010 года составлен ОСОБА_11 с 11 часов 10 минут до 11 часов 50 минут / т.1 л.д. 14-15/. В указанный промежуток времени, с 10 часов 56 минут до 12 часов 43 минут ОСОБА_9 активно осуществляет и принимает звонки различных телефонных номеров, в том числе и сотрудника СБУ ОСОБА_11 при этом находится в районе ул. Хуторская, 87 (Суворовский район г. Одессы) и ул.Химическая на участке Ленинградское шоссе в г. Одессе, то есть в ином районе города, чем расположено административное здание УСБУ на многокилометровом удалении от него.

Таким образом, показания ОСОБА_9 в отношении его не пребывания в здании УСБУ, в том числе и в период составления ОСОБА_11 протокола добровольной выдачи им, подтверждаются в полном объеме, в отличие от ранее поставленных под сомнение и признанных судом недопустимыми доказательств, поскольку те не являются надежными с точки зрения безупречности их появления (составления) в материалах уголовного дела. При этом суд полагает, что допустимость доказательства в данном случае это его способность как источника данных о факте быть способом установления данного факта. Внезапно появившаяся, после его ознакомления с детализацией телефонных соединений, версия ОСОБА_11 о возможно имевшихся до «официального обмена телефонами» служебных взаимоотношениях с ОСОБА_42 не выдерживает никакой критики. Так, 03.02.2010 между ними имело место 12 соединений, а всего в течении 3 дней, с 03.02.2010 по 05.02.2010 состоялось между ними 24 соединения. 22.02.2010 в 21 час 21 минут ОСОБА_9 осуществлен телефонный звонок ОСОБА_11 продолжительностью 1493 секунды, а 11.03.2010 в 21 час 10 минут аналогично ОСОБА_11 ОСОБА_9 продолжительностью 535 секунд. При этом, 27.02.2010 в день, который следствием обозначен как дата первой взятки, телефонные соединения между ними отсутствуют, зато 18.02.2010, когда согласно ранее исследованным судом материалам, ОСОБА_9 якобы давал взятку председателю правления «Одесская киностудия» между ними имело место 7 соединений, в том числе 4 исходящих от ОСОБА_9 и 3 от ОСОБА_11

Оценивая показания свидетеля, данные им в судебном заседании, суд приходит к выводу, что пояснения ОСОБА_11 не только не изобличают подсудимого в совершении инкриминируемых ему деяний, но и свидетельствует о ненадлежащем выполнении им своих служебных обязанностей, что повлекло за собой, в том числе, вынесение судом настоящего приговора. Материалы уголовного дела в своей совокупности свидетельствуют, что именно ОСОБА_11 является «автором» большинства нарушений УПК Украины, допущенных сотрудниками УСБУ в Одесской области в ходе доследственной проверки, что требует оценки и принятия решения в порядке ст.23-2 УПК Украины (1960г).

При исследовании материалов уголовного дела судом оглашены:

- протокол осмотра от 13.05.2010, составленный ст.следователем прокуратуры Одесской области ОСОБА_26, в присутствии понятых ОСОБА_43 и ОСОБА_21 в период времени с 15 часов 45 минут до 17 часов 15 минут.

(т.1 л.д.267-268)

- постановление о приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 13.05.2010.

(т.1 л.д.269-271)

Согласно исследуемым документам, следователем в ходе осмотра были установлены личности понятых, разъяснены им права, составлен протокол. Кроме того, им была просмотрена видеозапись видеокассеты «Sony HMP90», содержащая осмотр места происшествия, воспроизведена запись, содержащаяся на носителе электронной информации (флэшка) «Apacer», осмотрены 12 купюр достоинством по 50 долл. США, осмотрены 3 пакета, опечатанные контрольной лентой, с оттиском печати УСБУ в Одесской области «для пакетов №30», заверенные подписями понятых, содержащие ватные тампоны со смывами с обеих рук ОСОБА_7 и образец спецкрасителя.

Из вышеперечисленных объектов продолжительность только 5 файлов, содержащих записи на носителе электронной информации (флэшка) «Apacer», составляет 6661,2 секунды, т.е. 111 минут 12 секунд (т.2 л.д.152), а продолжительность осмотра места происшествия, согласно протокола, 17 минут. Кроме того, следователем были выполнены и иные ранее перечисленные действия.

Суд полагает, что данный процессуальный документ составлен следователем с нарушением требований ст.79 УПК Украины (1960г), согласно которой вещественные доказательства должны быть внимательно осмотрены, подробно описаны в протоколе. Так, согласно протокола осмотра, он длился в течении 90 минут, тогда как только продолжительность записей, содержащихся на носителе информации, хронометраж которых отображен в уголовном деле, составляет 128 минут 12 секунд. Кроме того, согласно протоколу, были осмотрены денежные купюры, при этом не указан предмет, из которого они были извлечены и наличие на предмете каких-либо печатей. Исходя из прямого смысла протокола, 3 пакета, содержащие ватные тампоны и образец спецкрасителя, не вскрывались и не осматривались ни следователем, ни понятыми. При этом, согласно показаний в судебном заседании эксперта ОСОБА_25, автора криминалистической экспертизы, данные объекты, после проведения экспертного исследования, им были опечатаны «бумажкой», с указанием номера экспертизы, исполнением его личной подписи и нанесением оттиска печати, что не нашло отображение в протоколе осмотра.

Участники процесса выразили обоснованные, по мнению суда, сомнения, как в части выполнения требований ст.79 УПК Украины (1960г) следователем, так и в части аутентичности предметов, находящихся в распоряжении суда, и бывших предметом экспертизы, предметам, изъятым в ходе осмотра места происшествия.

По ходатайству адвоката, судом были допрошены в качестве свидетелей понятые, указанные следователем в исследованном судом протоколе.

Свидетель ОСОБА_43, будучи допрошенным, показал суду, что в 2010 году он был студентом Юридической академии и обстоятельств событий, по которым он вызван, не помнит.

В связи с заявлением свидетеля ОСОБА_43 по ходатайству подсудимого, судом были оглашены показания свидетеля в ином составе суда 02.06.2011 (т.4 л.д.58-60). Согласно показаниям, свидетель участвовал в качестве понятого в следственном управлении прокуратуры Одесской области у следователя Бойко А.Г. в просмотре видеозаписи, содержащей изъятие 600 долл. США из кармана гражданина. Изображение и звук были хорошее, просматривали на видеокамере, слушали флешку с разговорами, осмотрели деньги и смывы.

Отвечая на вопросы суда, свидетель подтвердил свои показания, после чего, по ходатайству прокурора, ему был предоставлен на обозрение (т.1 л.д.267-268). Свидетель подтвердил, что он знаком с настоящим документом, на нем имеется его подпись. ОСОБА_43 не помнил, имела ли место печать эксперта на упаковке вещественных доказательств, и сколько времени продолжалась вышеуказанная процедура.

Свидетель ОСОБА_21, будучи допрошенным, показал суду, что в 2010 году он был студентом Юридической академии, проходил стажировку в транспортной прокуратуре, и обстоятельств событий, по которым он вызван, не помнит, второго понятого не знает. Его девушка жила рядом с помещением прокуратуры по ул.Щорса, и его возможно, несколько раз, в это время привлекали в качестве понятого.

По ходатайству адвоката, свидетелю был предоставлен на обозрение (т.1 л.д.267-268). ОСОБА_21 подтвердил, что он знаком с настоящим документом, на нем имеется его подпись. Свидетель не помнил обстоятельств, при которых был составлен протокол, имела ли место печать эксперта на пакете со смывами и образцом, и вскрывался ли он, где находились 600 долл. США, были ли они упакованы и опечатаны, содержание прослушанных записей и сколько времени продолжалась вышеуказанная процедура.

При исследовании материалов уголовного дела, судом оглашены:

- сопроводительное письмо за подписью начальника УСБУ в Одесской области ОСОБА_44 от 17.03.2010 на имя прокурора Одесской области Присяжнюка В.С., согласно которому направлены материалы проведенной проверки заявления ОСОБА_9 для принятия решения в порядке ст.97 УПК Украины (1960г)

(т.1 л.д.6)

Участники процесса обратили внимание, что согласно вышеуказанного письма имелся «Додаток: матеріали перевірки на ___арк.», т.е. отсутствует количество листов и опись направленных в прокуратуру материалов.

- поручение следователя в порядке ст.114 УПК Украины от 22.03.2010 в адрес начальника ГО БКОП УСБУ в Одесской области, согласно которого, в т.ч. следователь просит решить вопрос о направлении в следственный отдел прокуратуры Одесской области легализованных материалов осмотра места происшествия проведенных сотрудниками УСБУ в Одесской области по заявлению ОСОБА_9

(т.1 л.д.149-150)

Участники процесса обратили внимание, что в направленных в суд материалах уголовного дела отсутствует ответ на данное поручение в этой части.

- постановление о возобновлении досудебного следствия по уголовному делу от 31.05.2010

(т.1 л.д.303)

По ходатайству адвоката, для прояснения обстоятельств проведения досудебного следствия, судом был допрошен в качестве свидетеля старший следователь прокуратуры Одесской области ОСОБА_26, который показал суду, что в 2010 году он работал на той же должности и размещался в административном здании по адресу: г.Одесса, ул.Щорса,2. 17.03.2010 к нему поступили материалы в отношении ОСОБА_7 по проверке заявления ОСОБА_9 о вымогательстве и получении у него 600 долл. США. Свидетелем было возбуждено уголовное дело, проведено расследование, после чего, уголовное дело было направлено в суд. Более подробно обстоятельств ОСОБА_26 не помнит.

По ходатайству адвоката, с целью проверки и уточнения показаний свидетеля ОСОБА_26, ему были предоставлены на обозрение тома 1,2 уголовного дела.

Отвечая на вопросы участников процесса, свидетель пояснил, что отсутствие в сопроводительном письме УСБУ количества листов материалов и их описи, направленных ему, это результат «спешки или каких-то других факторов». ОСОБА_26 не смог дать пояснения причинам, по которым, согласно заявлению ОСОБА_9 и протокола добровольной выдачи, имеется 2 носителя информации, а в материалах уголовного дела один, но выдвинул версию, что протокол добровольной выдачи мог быть составлен 16.03.2010, а в дате содержится ошибка. Чем вызвана разница в терминологии «накопитель информации» и «диктофон», являющимися предметами различного технического свойства, но при этом упоминаемых в различных документах доследственной проверки как один, свидетель пояснить не смог, как и причину отсутствия подписи ОСОБА_7 в протоколе осмотра места происшествия. ОСОБА_26 пояснил, что кабинет не осматривался, а ОСОБА_7 замечаний не высказывал, заявив только, что денег он ни от кого не получал. Поскольку ОСОБА_7 отказался доставать что-либо из карманов, был проведен личный досмотр, и в кармане кителя обнаружены 600 долл. США. Причину несоставления соответствующего протокола свидетель назвать не смог. Свидетель утверждал, что видеосъемка начиналась сразу у двери, впоследствии просматривалась, а носитель информации им прослушивался. ОСОБА_26 не помнит, где составлялся протокол осмотра места происшествия и им подписывался. Будучи проинформированным об установленном экспертным заключением факте фальсификации протокола добровольной выдачи путем внесения изменений времени его составления с 10 часов 30 минут 10 часов 45 минут на 16 часов 30 минут 16 часов 45 минут, свидетель заявил, что протокол в таком виде оказался в его распоряжении вместе с материалами дела. Указание времени добровольной выдачи «10 часов», содержащееся в протоколе выполненного им допроса понятых ОСОБА_14 и ОСОБА_15, объяснил это своей технической ошибкой, и поняв это при направлении дела в суд, возобновил следствие, передопросил их, как и ОСОБА_9 ОСОБА_26 не смог пояснить, каким образом существенно отличающиеся между собой подписи и рукописно исполненные понятыми надписи в протоколах добровольной выдачи остались вне его внимания и оценки. Наличие на флешке, выданной ОСОБА_9 удаленных файлов, в т.ч. служебных файлов сотрудников СБУ, объяснить не смог. Наличие фотокопий нескольких актов прослушивания аудиозаписи с указанием разных дат их составления и разных авторов, пояснил, возможно, их неполнотой, в связи с чем, потом сотрудники СБУ предоставили ему полный акт. Что касается дат, это была техническая ошибка сотрудников СБУ. По мнению ОСОБА_26, выводы эксперта об исполнении подписей в протоколах добровольной выдачи от имени ОСОБА_14 и ОСОБА_15 иными лицами, вторичны, самое главное, что понятые подтверждают факт выдачи в их присутствии флешкарты сотрудникам СБУ ОСОБА_9 Отсутствие ответа на его следственное поручение о предоставлении легализованных материалов оперативно-технических мероприятий пояснил тем, что они просто «не получились». Изъятие в таможне 2809 листов документов впоследствии возвращенных им по ненадобности, пояснил поисками дополнительных эпизодов в отношении ОСОБА_7, что ни к чему не привело. Предоставление пояснений на ответ Апелляционного суда Одесской области о даче санкции на оперативно-технические мероприятия в отношении ОСОБА_7 04.03.2010, т.е. за 12 дней до обращения ОСОБА_9, по мнению ОСОБА_26, находится вне его компетенции. Свидетель не вспомнил, чем была вызвана необходимость в его письмах начальнику Южной таможни о продлении срока временного ввоза автомобилей, ввезенных ОСОБА_9 в количестве 16 единиц. Выдвинул версию о том, что заверенные таможней, по адвокатскому запросу, фотокопии его писем, «в наше смутное время» требуют подтверждения путем предоставления оригиналов. Свидетель не смог пояснить причину отсутствия печати эксперта на опечатанных смывах, утвердительно ответить об обстоятельствах составления протокола осмотра вещественных доказательств и причинах отсутствия на флешки части аудиозаписи.

Свидетелем была предоставлена суду видеокамера «Sony» DCR-HC52E AC100V-240V, на которой, по его мнению, осуществлялась видеозапись осмотра места происшествия. Участники процесса убедились в невозможности воспроизвести видеокассету «Sony HMP90» с надписью «осмотр места происшествия» на предоставленной видеокамере, в связи с тем, что она не поддерживает формат видеокассеты. Поскольку наименование видеокамеры частично не соответствует указанному в протоколе осмотра места происшествия, суд полагает неустановленным местонахождение видеокамеры, используемой сотрудниками УСБУ в ходе осмотра места происшествия.

По мнению суда, допрошенный в качестве свидетеля следователь по настоящему уголовному делу ОСОБА_26 не только не прояснил для участников процесса многочисленные вопросы, возникшие в ходе судебного разбирательства по обстоятельствам дознания и досудебного следствия по настоящему уголовному делу, но и вызвал у суда глубокое убеждение в недобросовестном исполнении им своих служебных обязанностей. С учетом установленных в ходе судебного разбирательства нарушениях требований ст.ст.22, 23, 23-1, 43, 43-1, 64-68, 84, 85, 85-1, 85-2, 94, 97, 127, 166, 167, 170, 184, 188, 190, 191, 195, 201, ч.2 ст.223 УПК Украины (1960г), суд полагает необходимым дать оценку действиям органам дознания и следствия в порядке ст.23-2 УПК Украины (1960г).

При исследовании материалов уголовного дела, судом оглашено определение Апелляционного суда Одесской области от 05.06.2012, в отношении постановления Малиновского районного суда г.Одессы от 21.11.2011, которым уголовное дело в отношении ОСОБА_7 было возвращено прокурору Одесской области для организации проведения дополнительного расследования.

(т.4 л.д.144-148)

Согласно вышеуказанного определения, отменившего постановление районного суда и направившего уголовное дело на новое рассмотрение, Апелляционный суд не согласился с мнением суда первой инстанции о том, что устранение указанных в постановлении от 21.11.2011 нарушений и восполнение неполноты следствия в части установления многих значимых обстоятельств, упущенных доследственной проверкой (дознанием), возможно исключительно в ходе дополнительного расследования.

Апелляционным судом предложено новому составу суда первой инстанции, в случае необходимости, восполнить неполноту досудебного следствия (восполнимую), в том числе осуществлением письменного перевода материалов таможенного оформления автомобилей с английского на русский язык, назначении различных экспертиз, более детальными допросами свидетелей, вынесением постановлений в порядке ст.315-1 УПК Украины (1960г), а после этого, оценив имеющиеся доказательства с точки зрения допустимости, исключив из обвинения доказательства, полученные незаконным путем, принять законное и обоснованное решение путем вынесения обвинительного или оправдательного приговора. Суд, в полном соответствии с требованиями ч.7 ст.374 УПК Украины (1960г), выполнив указания суда апелляционной инстанции, приходит к выводу об отсутствии оснований для вынесения обвинительного приговора по ранее изложенным обстоятельствам.

Полученные судом непосредственно в судебном заседании показания свидетелей, исследованные материалы уголовного дела в своей совокупности, при оценке их с учетом допустимости, не дали конкретных неоспоримых доказательств причастности ОСОБА_7 к совершению инкриминируемых ему деяний, а предоставленные следствием доказательства, полученные с нарушением требований Уголовно-процессуального законодательства и признанные судом недопустимыми, не могут быть использованы в качестве таковых. Судом установлена односторонность при расследовании данного уголовного дела, поскольку следователь фактически самоустранился от проведения расследования по нему, а те следственные действия, которые он провел были направлены исключительно на установление виновности обвиняемого ОСОБА_7 Версии последнего, изложенные в ходе осмотра места происшествия и в ходе дачи пояснения, были оставлены следователем без внимания.

В соответствии со ст.ст.65,66 УПК Украины (1960г.), сведения о фактах для использования их в качестве доказательств должны обладать свойствами допустимости, то есть быть таковыми, которые получены исключительно с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства.

Сведения, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, признаются ненадлежащими и недопустимыми, и не могут быть использованы в качестве доказательств.

В соответствии с п.19 Постановления Пленума ВСУ №9 от 01.11.1996 «О применении Конституции Украины при отправлении правосудия», признание лица виновным в совершении преступления может иметь место лишь при условии доказанности его вины. При этом следует принимать во внимание, что в соответствии со ст.62 Конституции Украины, обвинение не может обосновываться на допущениях, а также на доказательствах, полученных незаконным путем. Лицо считается невиновным в совершении преступления, пока его вина не будет доказана в законном порядке. Все сомнения касательно доказанности вины лица толкуются в его пользу. Обязанность суда касательно обеспечения судом презумпции невиновности и права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренная ст.62 Конституции Украины, предусмотрена такими же положениями ч.2 ст.6 Конвенции о защите прав людей и основополагающих свобод 1950г., которая в соответствии с требованиями ч.1 ст.9 Конституции Украины ратифицирована 17.07.1997 Законом Украины «О ратификации конвенции», а решением «Европейского суда по правам человека» от 23.02.2006 предусмотрено, что при рассмотрении дел суды используют Конвенцию и практику ОСОБА_14 как источник права.

Так, по делу «Barbera, Messegu and Jabardo v.Spain» от 06.12.1998 (п.146) Европейский Суд по правам человека установил, что принцип презумпции невиновности требует, в том числе, чтобы, исполняя свои обязанности, судьи не начинали рассмотрение дела с предвзятой мысли, что подсудимый совершил преступление, которое ему вменяется; обязанность доказывания лежит на обвинении, и любое сомнение должно толковаться в пользу подсудимого (Barbera, Messegu and Jabardo v.Spain, judgment of 6 December 1988, Series A no.146, p.33).

В соответствии со ст.327 УПК Украины (1960г.), обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана, а в случае недоказанности участия подсудимого в совершении преступления, он подлежит оправданию (ч.4 ст.327 УПК Украины 1960г).

Заслушав показания подсудимого, не опровергнутые обвинением надлежащим путем в судебном заседании, свидетелей, изучив материалы уголовного дела, анализируя и оценивая собранные надлежащим путем в ходе досудебного и судебного следствия доказательства, предоставленные обвинением и защитой, которые не позволяют суду сделать вывод о виновности ОСОБА_7, суд приходит к выводу о недоказанности вины подсудимого в инкриминируемом ему обвинении в совершении преступления предусмотренного ч.2 ст.368 УК Украины, в связи с чем, подсудимый подлежит оправданию в связи с недоказанностью его вины в совершении инкриминируемо ему преступления.

Вопрос вещественных доказательств необходимо разрешить в соответствии с ч.5 ст.81 УПК Украины (1960г.).

Судебные издержки за проведение экспертиз по делу отнести на счет государства.

Руководствуясь ст.ст. 323, 324, 333-335 УПК Украины, суд -

ПРИГОВОРИЛ:

ОСОБА_7 в предъявленном ему обвинении в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.368 УК Украины признать невиновным и оправдать за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления.

Меру пресечения в виде подписки о невыезде ОСОБА_7 отменить по вступлению приговора в законную силу.

Судебные издержки за проведение криминалистической экспертизы №2442/31 в сумме 1529,60 грн (т.1, л.д. 116-118) отнести на счет государства, по вступлению приговора в законную силу.

Судебные издержки за проведение почерковедческого исследования №865/02 в сумме 1754,40 грн (т.2, л.д. 49-53) отнести на счет государства, по вступлению приговора в законную силу.

Судебные издержки за проведение криминалистической экспертизы №10439/07 в сумме 4512,00 грн (т.2, л.д. 150-158) отнести на счет государства, по вступлению приговора в законную силу.

Судебные издержки за проведение судебно-технической экспертизы №6700/03 в сумме 1958,40 грн (т.5, л.д. 216-219) отнести на счет государства, по вступлению приговора в законную силу.

Судебные издержки за проведение судебно-почерковедческой экспертизы №3305/02 в сумме 2960,00 грн отнести на счет государства, по вступлению приговора в законную силу.

Постановления следователя от 14.05.2010 о наложении ареста на имущество, принадлежащее ОСОБА_7 (т.1 л.д.291), и на автомобиль марки «ОСОБА_45 Фе» 2008 года выпуска, г/н НОМЕР_2 (т.1 л.д.293) отменить, автомобиль возвратить ОСОБА_7, по вступлению приговора в законную силу.

Вещественные доказательства по уголовному делу, находящиеся в камере хранения прокуратуры Одесской области (т.1 л.д.269-271):

- денежные средства в сумме 600 долл. США вернуть гр-ну ОСОБА_9 по вступлению приговора в законную силу;

- видеокассету «SONY HMP90», носитель электронной информации «Apacer», ватные тампоны со смывами с ладоней обеих рук ОСОБА_7 и образцы спецкрасителей хранить при материалах уголовного дела.

Приговор может быть обжалован участниками процесса в апелляционный суд Одесской области в течение пятнадцати суток с момента его провозглашения.

Судья А.В. Ищенко


Последние выигранные дела
Признание отцовства при отказе матери от проведения экспертизы ДНК

Несмотря на уклонение матери от участия в проведении судебно-генетической экспертизы, суд апелляционной инстанции удовлетворил апелляционную жалобу адвоката по семейным делам в Одессе, посчитав, что материалы дела содержат достаточно фактов для пр...


Мировое соглашение в споре о разделе супружеского имущества

Около 5-10 процентов судебных разбирательств по семейным спорам о разделе супружеского имущества разрешаются путем заключения мировых соглашений.Однако не каждое мировое соглашения признается судом, а из числа признанных судом, не все мировые согл...


Отмена определения следственного судьи о наложении ареста на имущество и продукцию предприятий

В ходе проведения осмотров у двух предприятий было временно изъята, а затем арестована абсолютно вся продукция, тара, упаковка и документация. В суде апелляционной инстанции адвокат по уголовным делам в Одессе опроверг доводы следователя о том, чт...


Привлечение к административной ответственности за нарушение правил торговли алкогольными напитками

Жильцы обратились за помощью к адвокату в борьбе с нелегальной продажей алкогольных напитков на разлив, которая осуществлялась на придомовой территории многоквартирных домов вблизи детской площадки.На основании коллективных заявлений, которые сост...


Отмена постановления ГАСК

Отменяя незаконные постановления Управления государственного архитектурно-строительного контроля Одесского городского совета о наложении штрафа на общую суму 129600,00 гривен, суд согласился с доводами адвоката о том, что на момент проведения пров...