Особенности выступления адвоката в кассационной инстанции

Выступление адвоката в Кассационном уголовном суде

Выступления одесских адвокатов в кассационной инстанции нередко строятся так же, как и в первой инстанции. Это лишь ухудшенные издания тех же речей, неизбежно скомканные, отрывистые.

По видимому, это в значительной мере объясняется тем, что далеко не все адвокаты Одессы ясно представляют себе особенности устного выступления в суде кассационной инстанции.

Особенности выступления адвоката в кассационной инстанции обусловлены задачами, которые ставит перед собой Кассационный уголовный суд, и организацией рассмотрения дел в нем. Как известно, в суде кассационной инстанции не производился судебное следствие. Отсюда вытекает невозможность непосредственного восприятия доказательств.

Следует также иметь в виду, что иногда из состава суда двое судей знакомятся с делом на слух, по устному докладу члена суда (ранее изучившего письменные материалы дела) и выступлениям прокурора и защитника.

Каким должен быть доклад члена суда кассационной инстанции? Закон не определяет этого. Многие докладчики с исчерпывающей полнотой анализируют основные материалы дела. Нередки, однако, случаи, когда доклад сводится к тому, что зачитывается приговор и излагается просительный пункт кассационной жалобы.

Добавления к докладу должны носить такой характер, чтобы весь состав суда знал не только содержание приговора, но и фабулу дела, ознакомился с уликами за и против осужденного, ясно представил себе, в чем заключаются основные расхождения между обвинением и защитой.

В то же время изложение должно быть сжатым, выпуклым и содержать достаточные и необходимые материалы для рассмотрения дела в кассационной инстанции. В ткань изложения должны быть включены преимущественно те обстоятельства, которые являются спорными по уголовном делу.

Добавления к докладу следует делать, как правило, в начале объяснений адвоката. Желательно, однако, чтобы они находились в логической связи с теми кассационными основаниями, которыми начато выступление.

Если докладчиком были допущены фактические ошибки или неточности, то тогда же адвокатом в корректной форме отмечаются эти упущения докладчика.

В сложных делах с большим количеством обвиняемых полезно напомнить составу суда, в чем по приговору признан виновным подзащитный.

Специальные задачи, стоящие перед судом кассационной инстанции, и организация рассмотрения этих дел допускают, а иногда и требуют краткости устного выступления адвоката.

Конечно, никакого регламента нет и не должно быть. Суд должен слушать объяснения столько времени, сколько это необходимо для анализа всех обстоятельств дела. Но верно и то, что речь может длиться 20 мин. и быть очень длинной, а иная продолжается 30 мин. и кажется краткой. Краткость речи заключается в том, чтобы в ней не было ничего лишнего, а не в том, чтобы она обязательно была непродолжительной.

При выступлении адвокату следует помнить, что состав суда не слышал показаний осужденного, свидетелей, не видел этих лиц и, как правило, не видел и вещественных доказательств.

Нельзя не учесть и того существенного обстоятельства, что доказательства, которые непосредственно воспринимались в суде первой инстанции длительно, иногда в течение ряда дней, воспринимаются составом суда со слов докладчика, адвоката и прокурора в течение нескольких часов.

Значение непосредственности, в частности, заключается в том, что судьи слышат, что говорит обвиняемый и свидетель, видят кто и как говорит. Судьи, относительно длительно воспринимающие проходящие по делу доказательства, гораздо легче и лучше могут запомнить, следовательно, и сопоставить эти доказательства.

Адвокат, который выступал в суде первой инстанции, должен помнить, что у него с судьями кассационной инстанции не может быть общности восприятия, которое было у участников процесса в судебном заседаний и наложило отпечаток на их речи в суде первой инстанции.

Перед судьями кассационной инстанции имеются лишь записи того, как следователь воспринял показания проходящих по делу лиц, как секретарь суда их воспринял и смог записать.

Можно требовать от судей кассационной инстанции, чтобы они презюмировали добросовестность изложения защитником фактов дела, однако нельзя требовать от судей, чтобы они верили, что адвокат правильно понял смысл имеющихся доказательств.

Поэтому весь характер устного выступления адвоката должен создать у судей уверенность не только в том, что объяснения основаны на фактах, отраженных в материалах дела, но и в том, что они имеют то значение, которое им придается защитником.

Это порой сложная задача, которую не все адвокаты по уголовным делам Одессы ясно представляют.

Нередко приходится слышать, как адвокат по большому, сложному делу воспроизводит и сопоставляет многочисленные показания обвиняемых, десятка свидетелей, сравнивает эти показания, данные в разное время, сопоставляет части этих показаний, все показания в целом, отмечает противоречия в деталях и т. п.

Перед судом кассационной инстанции мелькают цитаты, названия томов дела, листов дела, выдержек из заключений экспертов.

Нельзя допустить, что судьи, даже при наличии хорошей слуховой памяти, запомнили все воспроизведенные адвокатом показания, усвоили это огромное количество фактов и сопоставили их между собой. Какой отсюда вывод?

Вывод заключается в том, что при устном выступлении адвоката необходимо ограничить по сравнению с кассационной жалобой количество воспроизводимых фактов и их сопоставление.

Нужно суметь найти и, показать «сгусток» доказательственных фактов.

С другой стороны, в своих объяснениях нужно развить логическое значение основных фактов, приводящих к выводу о том, что приговор неправилен.

Часто приходится раскрывать и юридическое значение фактов. Было бы неправильно из изложенного сделать вывод, что при устном выступлении не следует анализировать достоверность фактов, а лишь говорить о значении фактов. Нет, мы настаиваем лишь на необходимости сокращения воспроизведения фактов по сравнению с кассационной жалобой.

Это не исключает иногда возможности приведения в устном выступлении новых кассационных доводов, а следовательно, и анализа новых фактов, которых по тем или иным причинам кассатор не мог коснуться в жалобе.

Как сократить выступление по сравнению с кассационной жалобой

Многообразие дел вызывает и многообразие методов. Коснемся некоторых общих начал.

По хозяйственному делу при наличии множества расчетов, анализа бухгалтерских данных опасность заключается в том что внимание суда увязнет в зарослях цифровых показателей.

Суд не в состоянии следить за цифровыми расчетами кассатора, тут же производить сопоставления цифр, проверять правильность расчетов.

Поэтому в устном выступлении, оспаривая бухгалтерскую экспертизу, нужно стремиться раскрыть порочность методов или логических выводов экспертизы (конечно, при наличии соответствующих данных).

Критика бухгалтерской экспертизы становится доходчивой, если в объяснениях удается как бы «алгебраическим» путем показать существенные дефекты экспертизы. При этом нужно дать лишь несколько цифровых показателей, подтверждающих правильность «алгебраической формулы».

Остальные ведущие показания суд найдет в кассационной жалобе. Это не исключает того, что и для жалобы нужно отобрать только те цифровые иллюстрации, без которых жалоба потеряла бы свою конкретность.

Ядро противоречий при анализе доказательств

Часто приходится слышать, как адвокат в кассационной инстанции стремится показать противоречия в показаниях свидетелей или обвиняемых. Кассатор нанизывает одно противоречие на другое, третье, четвертое.., скороговоркой называя листы дела.

Как-то трудно представить себе, что судьи кассационной инстанции, воспринимая на слух, а двое судей во всяком случае на слух воспринимают обстоятельства дела, могут установить наличие и значение этих противоречий. Задача выступающего заключается в том, чтобы показать ядро противоречий, «ведущее», если можно так выразиться, противоречие. Если оно имеется и адвокату удалось его найти, рельефно показать и разъяснить его значение, то суд в совещательной комнате по жалобе и по делу проверит утверждение кассатора, что, кроме отмеченного (отмеченных), имеется еще ряд серьезных противоречий. Если же такого «ядра» кассатор не найдет или показать не сумеет, то внимание суда рассеется на этих мелких зазубринках в показаниях проходящих по делу лиц.

Внимание судей расплывается, и количество противоречий не перейдет в качество; ибо нельзя будет убедить суд в наличии столь большого количества противоречий.

Иногда сократить анализ фактического материала в кассационной инстанции удается путем «выноса за скобки» обобщающих мотивов, опровергающих те или иные доказательства обвинения.

Конечно, при сокращении путем «выведения за скобки» положений, относящихся к разным эпизодам, предполагается, что в кассационной жалобе анализ эпизодов произведен с достаточной полнотой и ясностью,

Если обвиняемый осужден в силу реальной совокупности преступлений по нескольким статьям уголовного кодекса, иногда бывает полезным сократить объяснения по одному из признанных судом первой инстанции доказанных преступлений, сосредоточив внимание суда кассационной инстанции на наиболее серьезном обвинении.

Ссылки на материалы дела

В устном выступлении нельзя загромождать объяснения длинными цитатами из показаний. Как правило следует передавать смысл показаний того или иного лица. Кассатору нужно следить за собой, нужно стремиться, чтобы смысл передавался с наибольшей точностью. Обычно и в устном выступлении указывается том дела и лист дела, на котором расположено лист цитируемое или передаваемое содержание

Если адвокату, дающему объяснения в кассационной станции, приходится часто ссылаться на разные листы дела, то следует предупредить суд, что все эти ссылки имеются в тексте кассационной жалобы, и не повторять их в устном выступлении. Если же при необходимо ссылаться на материалы дела, о которых в жалобе не упоминалось, то лучше специально выписать листы дела на бумаге и концу выступления представить её составу суда (предупредив суд об этом заранее). Все это бывает необходимо потому, что желательно не переключать внимания судей на запоминание или записи томов и листов дела, о которых упоминает адвокат.

Однако, если словесное выражение кого-либо из проходящих по делу лиц или документа является характерным или особо ясно определяющим предмет или действия, весьма желательно привести подлинную (небольшую) цитату.

Можно, конечно, сказать: «Потерпевший на допросе у следователя утверждал, что у нападающего вставные зубы; оказалось, что у обвиняемого «нет искусственных зубов».

Лучше так: «Потерпевший у следователя показал – цитирую дословно у бандита сверкали во рту передние, стальные зубы. Почти весь ряд» Как известно, у осужденного нет вставных зубов».

Кассатор в устном выступлении подвергает критике не только приговор, но и обвинительный акт прокурора, если защитник не разделяет его точки зрения.

Бывают, однако, случаи, когда прокурор пытается, выйдя за пределы обвинительного акта, углубить или расширить вину обвиняемого или выдвигает новые факты, не указанные в обвинительном акте, которые с точки зрения прокурора подтверждают вину обвиняемого.

В таких случаях адвокат обязан показать недопустимость таких аргументов и возражать против них.

Опорные доводы кассационного выступления

Нам могут сказать, что стремление к сокращению анализируемых фактов при выступлении в кассационной инстанции может повести к тому, что защитник упустит что-либо важное для установления неправильности приговора.

Однако искусство устного выступления прежде всего заключается в том, чтобы найти и довести до суда главные, опорные кассационные доводы. Нужно сказать необходимое и достаточное.

Если кассационные выступления заранее недостаточно продуманы и разработаны, конечно, возможно упустить какой-либо значимый факт.

Гораздо вероятнее возможность другого упущения; попытка охватить большое количество фактов затемнит основные идеи кассационного обжалования данного приговора.

Анализ доказательств в суде кассационной инстанции

Нельзя не отметить, что организационные особенности рассмотрения дела в суде кассационной инстанции одновременно и осложняют и облегчают анализ доказательств.

Для того, чтобы суд первой инстанции вынес оправдательный приговор адвокату часто приходится в результате анализа и оценки доказательств просить суд отвергнуть ряд фактов, указанных в обвинительном акте, и вместо них признать новые факты. Для того, чтобы признать новые факты, нужна незыблемая уверенность в их достоверности.

Для того, чтобы отменить приговор, кассационному суду нужно только серьезное сомнение в достоверности факта, нужно, чтобы была вероятность существования другого факта. Окончательное же суждение о том, существует этот факт или нет, решит суд первой инстанции. Он проверит дело в условиях устности, непосредственности и решат этот вопрос.

Установить достоверность фактов намного сложнее, чем признать сомнительность, недостоверность или вероятность других фактов.

Все это несколько облегчает анализ доказательств в суде кассационной инстанции.

Теоретический анализ в кассационном суде

При выступлении в суде кассационной инстанции иногда возникает необходимость в теоретическом анализе некоторых вопросов материального и процессуального права. Однако и здесь требуется надлежащая тактичность.

Очевидно, что перед судебной коллегией Кассационного уголовного суда каждый день встают вопросы, например, о значении признания обвиняемого, которое потом было взято обратно, о значении оговора, о значении допроса свидетеля, который присутствовал в зале судебного заседания, и т. п. Адвокату не следует допускать шаблонное «теоретизирование» по этим вопросам, так как нет сомнения, что у квалифицированных судей уже сложилось определенное мнение. Но зато необходимо доказать судебной коллегии, что в данном, конкретном случае признание, взятое обвиняемым обратно, не может; быть доказательством, Что в данном, деде показание обвиняемого является только оговором.

Это не значит, конечно, что на серьезные и спорные вопросы практического или теоретического порядка не следует обращать внимание суда. Практика доказывает, что такой анализ внимательно воспринимается составом кассационной коллегии.

Зачастую необходимы ссылки на общие руководящие постановления Пленума ВССУ. Нередко полезны ссылки на правовые позиции Верховного Суда. Но их нужно приводить продуманно, тщательно следить, чтобы они по своему конкретному содержанию близко подходили к делу, по которому выступает адвокат.

Форма выступления в кассационной инстанции

Форма выступления адвоката в кассационной инстанции, как правило, должна быть иной, чем форма речи в первой инстанции.

В настоящей работе уже говорилось, что защитник в своей речи на суде первой инстанции должен стремиться ответить на те сомнения или неправильную оценку доказательств, которые могут сложиться у суда к концу судебного следствия.

По вопросам судей во время процесса к осужденным, свидетелям, порой по тону их постановки, по редким репликам адвокат должен понять, что требует особого внимания при анализе доказательств в защитительной речи.

Кассационное разбирательство предполагает право членов суда задавать вопросы защитнику и прокурору для выяснения интересующих их обстоятельств по делу.

Это облегчает взаимопонимание судей и участников процесса в кассационной, инстанции. Чтобы убедить суд, нужно прежде всего знать, что требует тщательной аргументации, что интересует, привлекает внимание суда. Иногда вопросы докладчика или других судей превращают вступление адвоката в диалог с судьей.

Такой диалог требует глубокого знания уголовного дела адвокатом, умения быстро перестраивать план намеченного выступления, умения быстро находить и указывать суду те места дела, которые его интересуют.

В ряде случаев диалог, в особенности для молодых адвокатов Одессы, несколько затрудняет технику выступления. Тем не менее он имеет большие преимущества перед «безмолвным» выслушиванием судом речи адвоката. Конечно, реплики суда, в особенности, если они неспокойные и частые, могут нарушить строй мыслей и объяснений адвоката. Однако даже в этих случаях выдержка уверенность адвоката в правильности его кассационной позиции привлекут деятельное внимание суда.

Самый стиль выступления адвоката в суде кассационной инстанции должен в значительной мере отличаться от выступления адвоката в суде первой инстанции.

Конечно, и в первой инстанции недопустимо излишнее, например, психологирование, крикливое скандирование слов, тем более это неуместно в Кассационном уголовном суде.

Устные выступления хороших адвокатов в кассационной инстанции ставят целью привлечь внимание судей, фиксировать его на тех или других обстоятельствах, сделать объем их внимания возможно более широким. Для этого нужно, чтобы то, что излагается адвокатами (и то, как излагается), облегчило судьям, кассационной инстанции восприятие и сопоставление доказательств. Нужно, чтобы судьи, непосредственно не воспринимавшие доказательства в суде первой инстанции, были уверены, что факты излагаются так, как они отражены в деле, чтобы судьи согласились с тем значением фактов, которое придается им в выступлении адвоката, и с той правовой оценкой, которую адвокат предлагает.

Необходимо, чтобы адвокат нашел нужные кассационные основания и сумел их довести до сведения суда, убедил его в том, что исследование дела в период следствия и судебного разбирательства в первой инстанции было неправильным, что истина не установлена.

Устное выступление адвоката можно считать удачным, если в определении вышестоящего суда нашли отражение мотивы к отмене или изменению приговора, указанные кассатором.