Защита адвоката в уголовном деле по обвинению в убийстве

РЕЧЬ АДВОКАТА С. ЛЕВИНА В ЗАЩИТУ КЫРГЕ
Краткое содержание дела.
Яан Кырге был предан суду по обвинению в умышленном убийстве.
Он обвинялся в том, что, находясь в нетрезвом состоянии, в деревне Сааре во время драки, возникшей на почве ревности, выстрелил на близком расстоянии из охотничьего ружья в грудь Карлу Оя, вследствие чего последний через несколько часов скончался.
В начале предварительного следствия Кырге отрицал свою вину, утверждая, что Оя покончил с собой.

Те же показания давала и жена погибшего - Хельга Оя. Позднее Я. Кырге и X. Оя изменили свои показания и стали утверждать, что К. Оя пытался вырвать из рук Кырге заряженное охотничье ружье и был ранен случайным выстрелом во время схватки. Яан Кырге признал себя виновным в убийстве по не осторожности

Хельга Оя, привлеченная к суду за дачу заведомо ложных показаний, признала себя виновной частично

Я. Кырге по ст. 100 УК был осужден к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно трудовой колонии усиленного режима и X. Оя по ч. 2 ст. 175УК - к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно трудовой колонии общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда, рассмотрев дело по кассационным жалобам защитников осужденных, изменила приговор: преступление Я. Кырге квалифицировала по ст. 105 УК, определив ему наказание в три года лишения свободы с отбыванием его в исправительно-трудовой колонии общего режима. Преступление X. Оя было квалифицировано по ч. 1 ст. 175 УК с. применением в качестве наказания одного года лишения свободы условно. Одновременно Судебной коллегией было вынесено частное определение и адрес лиц, проводивших предварительное следствие.

Защита адвоката в уголовном деле по обвичнению Я. Кырге осуществлялась - канд. юридических наук Симоном Левиным. Публикуемая речь произнесена па выездном заседании народного суда.

Здесь, в этом клубе, не раз пожимали руку, не раз объявляли благодарность славному труженику Карлу Оя за отличную работу.

Этот клуб явился и свидетелем глубокого траура. Сотни людей проводили отсюда в последний путь Карла Оя.

В этом же зале месяц назад собрались сослуживцы и друзья покойного, чтобы внимательно выслушать информацию следователя районной прокуратуры о результатах расследования уголовного дела. Выводы обвинения были ясны и категоричны - между Яаном Кырге и Карлом Оя возник конфликт на почве ревности Кырге схватил охотничье ружье и из мести выстрелил с близкого расстояния в грудь К. Оя. Выстрел оказался смертельным. Как сообщил следователь, истину удалось установить, несмотря на первоначальную попытку обвиняемых представить смерть Оя как самоубийство.

Решение собравшихся было единодушным - просить о наказании убийцы по всей строгости закона, Были избраны общественные обвинители - два весьма заслуженных работника совхоза.

Теперь, когда судебное исследование доказательств завершено, перед внимательным оком этих же людей, сослуживцев, друзей, близких и родных покойного идут судебные прения. Уже выступали общественные обвинители и представитель потерпевших - родителей и братьев покойного, в зале звучали горькие и гневные слова самих потерпевших. Несколько минут назад закончил свою яркую речь прокурор.

Выступающие были непохожими друг, на друга людьми, но во всех выступлениях звучала непоколебимая, убежденность в вине Яана Кырге, требование рассматривать его преступление как умышленное убийство, просьба о применении максимально возможного наказания.

Нет никакого сомнения в том, что эти требования отражают не только позицию государственного обвинения, но являются в то же время и достаточно ясным проявлением сложившегося общественного мнения. В этих исключительно сложных условиях, когда по отношению к моему подзащитному высказывались лишь весьма тяжкие слова обвинения, передо мной стоит трудная задача, произнести защитительную речь.

Суд кровно заинтересован в истине. Его задачей является вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора. Он равно заинтересован в том, чтобы ни один преступник не ушел от заслуженной ответственности и чтобы наряду с этим никто не был подвергнут наказанию необоснованно или чрезмерно сурово.

На суде может выявиться различие точек зрения, доказательства могут рассматриваться и, оцениваться под разными углами зрения и в различных связях. Заслушав доводы обвинения и защиты, суду легче взвесить в совещательной комнате все существенное, отделить главное от второстепенного и решить многотрудную и сложную задачу выяснения истины.

Я уже говорил о том, что общественное мнение убеждено в том, что Яан Кырге опасный преступник, виновный в тягчайшем преступлении, умышленном убийстве. Мнение, убежденность коллектива в том, что Кырге виновен именно в умышленном убийстве, возникли благодаря нескольким факторам, психологически способным сформировать общественное мнение. Это прежде всего доклад следователя на общем собрании сам факт предания Кырге по этому обвинению суду и наконец, поддержание обвинения прокурором в суде, рассмотрение дела в выездной сессии.

Однажды возникнув, это общественное мнение превращается в силу, с которой нельзя не считаться. В такой атмосфере безоговорочного, заранее сложившегося широкого общественного осуждения задача суда становится особенно, трудной и ответственной.

Суд в соответствии со ст. 50 УПК оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. Это убеждение, однако, должно основываться на глубокой, всесторонней и объективной оценке материалов дела, проверенных судом, должно быть, лишено какой либо предвзятости, чтобы в основе приговора, который затем последует, лежали бы лишь факты, а не предположения, какой бы ни была степень их правдоподобности.

Опыт показывает, что бывают случаи, когда общественное мнение и обвинение опираются на то, что при тщательном и всестороннем рассмотрении оказывается набором предположений, а не фактов.

Защита в данном процессе ставит своей задачей доказать, что Карл Оя погиб не от руки убийцы, а в результате неосторожного обращения с охотничьим ружьем.

Если аргументы, приведенные в обоснование этого утверждения, окажутся убедительными, то мы достигнем сразу двух результатов - предотвращения судебной ошибки и изменения общественного мнения. Трудно переоценить значение этого последнего обстоятельства.

На суде выяснились сложные взаимоотношения Хельги Оя с Карлом Оя и Яаном Кырге.

В 1956 году Хельга Каск вступила в брак, с Карлом Оя. Для Хельги это было вторым замужеством, она имела сына от первого брака. Карл Оя относился к этому ребенку так же заботливо, как и к своим родным детям, - в браке с Хельгой Каск у него их было трое.

Как в дальнейшем развивались события, мы узнаем из обвинительного заключения: Хельга Оя познакомилась с Яаном Кырге в 1960 году и между ними возникли близкие отношения, хотя оба состояли в браке и имели детей. Когда в 1962 году Хельга Оя переехала жить в деревню Сааре, ее встречи с Яаном Кырге участились. Оба они работали шоферами, встречались по работе, а зачастую были вместе и в нерабочее время. Об этих отношениях узнал и Карл Оя, пожелая ради детей сохранить семью, отнесся к этому терпимо. Однако в обоих семьях возникали ссоры, а жена Я. Кырге ушла от мужа. В последние годы отношения в семье Оя также ухудшились. Карл Оя ставил в упрек своей жене ее отношения с Яаном Кырге. Карл Оя говорил и своим товарищам по работе, что Кырге стремится разрушить его семью.

Далее в обвинительном заключении описывается, как Яан Кырге и Карл Оя ссорились между собой из за Хельги Оя. Однако близкие отношения с обоими продолжалась. Хельга Оя родила еще двоих детей. Она заявила, что отец этих детей Яан Кырге.

Наконец, на глазах у множества свидетелей у ресторана Каякас на пляже в Ванда произошла драка из-за Хельги между Я. Кырге и К. Оя. Карл Оя потребовал, чтобы жена покинула их общий дом. Хельга Оя вместе с детьми переехала в деревню Ахья в дом свидетеля Переверзева. Там ее часто навещал Яан Кырге. Об этом знал и Карл Оя.

Теперь еще несколько слов из обвинительного заключения: Я. Кырге вызывающе говорил К. Оя: Что тебе надо от нее, она моя жена, а не твоя. Несмотря на все это, Карл Оя три раза приходил в дом Переверзевых, звал жену домой, искал с ней примирения. Он беспокоился о детях. Хельга Оя согласилась, наконец, что ее муж помирится с Яаном Кырге.

Примирение состоялось, и в сентябре Карл Оя привез жену и детей обратно к себе домой. С сентября и до рокового дня 6 ноября - Хельга и Карл Оя жили одной семьей; встречи Хельги Оя с Яаном Кырге продолжались.

Я вынужден был остановиться на возникновении этого треугольника, так как иначе мы не могли бы представить себе достаточно правильно отношения Хельги с Карлом Оя и Яаном Кырге.

Человеческие взаимоотношения сложны. Распад семьи - это, увы, нередкое явление. Получается под час, что супругов уже не связывают любовь, взаимная симпатия и уважение, желание и потребность быть вместе, делить радость светлых минут и горечь трудных дней. Случается, что люди, состоящие в браке, находят подлинную любовь вне семьи. Кстати, здесь на суде Хельга Оя и Яан Кырге заявили, что они любят друг друга. Так случается. И нет против этого надежных лекарств. Когда люди убеждаются, что восстановление прежних отношений невозможно, единственно возможным и наиболее правильным выходом является разрыв и создание новой семьи.

Широко бытует мнение, что, как бы ни сложились отношения супругов, семью следует во что бы то ни стало сохранять в интересах детей. Нет спора, что легкомысленное отношение к браку и внебрачные связи недопустимы, Но если распад семьи превратился в реальность, если для восстановления нормальных отношений между супругами отсутствуют какие либо реальные перспективы, то продолжение совместной жизни вряд ли благотворно скажется на интересах детей. Детям нужна нормальная домашняя атмосфера. Если в семье нет согласия, то под влиянием постоянных отрицательных эмоций вырастают нервные и ожесточившиеся дети.

Несчастье Карла Оя заключалось в том, что он из-за любви к детям не мог порвать с женой. Он пытался сохранить семью, которая па самом деле была окончательно разрушена. Карл Оя вынужден был прощать своей жене постоянную связь с другим мужчиной.

Хельга Оя и Яан Кырге жили в противоречии с основными принципами нашей морали, элементарной порядочности, ведь Хельга Оя по сути дела находилась в достаточно постоянных, я бы сказал, почти супружеских отношениях с двумя мужчинами.

Это не было секретом для окружающих. В совхозе известно все. Неужели у общественности, у коллектива людей, на глазах которых это происходило, не оказалось сил или желания направить людей на правильный путь, помочь им найти верное решение! Неужели ко всему этому можно было относиться равнодушно, с позиции невмешательства?

Постараемся теперь по возможности точнее зафиксировать наиболее существенное из того, что про изошло 6 ноября. В тот день Яан Кырге и Хельга Оя встретились, выпили. К 19 час. они вместе на машине, принадлежавшей семье Оя, поехали до мой к Яану Кырге.

И далее из обвинительного заключения: Карл Оя явился домой между 19 и 20 час. Он пробыл дома примерно час, приготовил детям еду и выпил около полбутылки водки. Затем ушел из дома, обещав привести машину, на которой днем ездила его жена. Машины он не нашел, так как жена уехала на ней к Кырге. Около 21 часа К. Оя пришел к дому Я Кырге. Так как во дворе перед домом он увидел машину, то понял, что жена находится у Кырге. Войдя в комнату к Кырге, Оя застал там свою жену вдвоем с Кырге. Между ним и Кырге возникла ссора и драка, во время Которой Оя ударил Я. Кырге карманным фонарем, разбив Кырге нос. Я. Кырге ударил К. Оя кулаком. Хельга Оя вмешалась, уговаривала мужа не драться. Карл Оя стал осыпать жену ругательствами, хотел наброситься на нее, но Хельга Оя выбежала во двор.

Пока события описываются в обвинительном заключении так, что возражений не вызывают. Далее, однако, развитие событий в оценке обвинения и защиты резко расходится.

Согласно версии обвинения Яан Кырге был зол на Карла Оя потому, что во время драки, происшедшей на почве ревности, Оя набросился на него и ударил.

Увидев, что Карл Оя направился во двор, Яан Кырге взял из шкафа одноствольное охотничье ружье и два заряженных патрона. Зарядив в комнате ружье од ним патроном с крыльца выстрелил вверх. В это время Карл Оя находился от него на расстоянии примерно 10 м, рядом была и его жена. Выстрелив, Я. Кырге тут же зарядил ружье вторым патроном, подошел к стоящему около машины Карлу Оя и, как утверждает обвинение, умышленно, из мести, выстрелил с расстояния примерно 50-100 см. в правую часть его грудной клетки. Выстрел оказался смертельным - Карл Оя умер по пути в больницу.

Кырге утверждает, что события развивались иначе. Он объясняет, что в возникшей ситуации, когда Оя был взбешен и настроен агрессивно против Хельги Оя, он боялся, что Оя может снова во дворе напасть на жену.

Кырге утверждает, что он хотел напугать Карла Оя и заставить его уйти и поэтому, стоя на крыльце, выстрелил вверх. К. Оя никак не реагировал на это. Затем, как говорит Кырге, он снова зарядил ружье, чтобы для устрашения произвести второй выстрел во дворе. Держал он ружье в правой руке, ствол был направлен вверх. Я. Кырге утверждает категорически, что в сторону Карла Оя он не целился и не нажимал пальцем на спусковой крючок Карл Оя, как показывает Кырге, приблизился, к нему, ухватился за ствол ружья и стал тянуть ружье к себе. В результате возникшей схватки рука, палец или одежда Я Кырге каким то образом зацепилась за спусковой крючок и неожиданный выстрел поразил К Оя. Я. Кырге утверждает, что выстрел произошел в такой ситуаций, когда его палец не был па спусковом крючке.

Примерно такие же показания дала на суде Хельга Оя, находившаяся в момент выстрела в нескольких метрах от мужчин.

Полагая, что эти показания неверны и версия об умышленном убийстве обоснована обвинение выдвинуло ряд соображений. Коротко они заключаются в следующем. Взаимоотношения Яана Кырге и Карла Оя были на почве ревности крайне напряженными. Раньше между ними, по вине Я. Кырге происходили ссоры и драки. В августе Я Кырге сказал свидетелю Вазе, что место К. Оя на кладбище.

По показаниям нескольких свидетелей, Я.Кырге в нетрезвом состоянии груб, во время ссор грозит избиением и даже убийством. Яан Кырге и Хельга Оя, желая уклониться от ответственности, сговорились и дали следственным органам ложные показания о том, что. Карл Оя сам застрелился перед домом Я. Кырге.

Обвинение полагает, основываясь на заключении судебно-баллистической экспертизы, что одноствольное охотничье ружье, выстрелом из которого был убит Карл Оя, пригодно для стрельбы, но без нажима на спусковой крючок ружье не стреляет даже при встряхивании и ударах.

Судебно-медицинской и судебно-баллистической экспертизами установлено, что в момент выстрела расстояние между отверстием ствола и телом К. Оя было от 50 до 100 см.

Обвинение, считает, что желание Я. Кырге убить К. Оя усматривается и из поведения виновного непосредственно перед выстрелом, ибо у Кырге не было необходимости выходить во двор с заряженным ружьем.

Постараемся проверить собранные по делу доказательства и установить, в какой степени соображения обвинения обоснованы и убедительны. Целесообразно начать с тех немногих посылок, которыми мы располагаем в отношении основного пред мета доказывания.

Следователь, приняв к производству уголовное дело, осмотрел охотничье ружье, найденное на месте происшествия только через 19 дней. Вторая тяжелая, и непростительная ошибка, он не проверил наличия отпечатков пальцев на стволе. Эту ошибку невозможно но исправить. Мы не можем сказать, были ли на стволе следы пальцев К. Оя. Если бы на стволе оказались отпечатки, пальцев К. Оя, то показания Я. Кырге о том, что К Оя вырывал у него ружье, были бы объективно подтверждены. Если бы таких следов там не оказалось, то показания Я. Кырге, естественно, были бы поставлены под сомнение.

Охотничье ружье было исследовано в ходе судебно-баллистической экспертизы. Результаты экспертизы весьма существенны и вовсе не так незначительны, как это представлено в обвинительном заключении.

Экспертизой было установлено, что технически ружье не было исправным из-за повреждения спускового механизма, свободный ход полностью отсутствовал. Экспериментом установлено, что данное ружье может произвольно выстрелить и без нажатия на спусковой крючок, стоит лишь его коснуться или за деть рукой или одеждой. При таких условиях, как полагает эксперт Мальм, подписавший акт, ружье могло выстрелить во время схватки при обстоятельствах, о которых Кырге говорил в суде, и без нажатия на спусковой крючок.

Дополнительной судебно-баллистической экспертизой было установлено, что Карл Оя был ранен в результате выстрела с близкого расстояния.

Из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что смерть Карла Оя была вызвана слепым ранением правой стороны грудной клетки мелкокалиберной дробью с расстояния примерно в 50 см. Дробь вошла в область правой ключицы, направление раны - сверху вниз. Учитывая направление и характер раны, эксперт считает возможным, что выстрел произошел в тот момент, когда Карл Оя наклонился вперед.

Сопоставив заключения экспертов с показаниями Я. Кырге и X. Оя об обстоятельствах, при которых произошел выстрел, мы видим, что объективные данные полностью соответствуют их показаниям.

Действительно, если Карл Оя был ранен в тот момент, когда он пытался вырвать ружье из рук Яана Кырге, то Карл Оя должен был слегка наклониться вперед и выстрел должен был поразить его с близкого расстояния, примерно 50 см. В условиях, когда Оя и Кырге боролись, стоя друг против друга, происшедший случайно выстрел мог ранить К. Оя в верхнюю часть грудной клетки, в область правой ключицы.

И еще некоторые соображения в связи с расположением раны. Обвинение говорит об умышленном, направленном на убийство выстреле. Если бы это было так, то убийца, следуя элементарной логике поведения, старался бы стрелять так, чтобы поразить потерпевшего насмерть. Если убийца направляет выстрел в грудную клетку, то он должен целиться непременно в левую половину, где находится сердце.

Здесь же стреляют с близкого расстояния, на столько близкого, что промахнуться невозможно, и попадают в правую верхнюю часть грудной клетки, в область ключицы - такое ранение вовсе не обязательно должно быть смертельным. Отметим и то, что Карл Оя умер не потому, что ранение было смертельным, а в результате сильного кровотечения. Это все также говорит против версии, будто мы имеем дело с прицельным, умышленно совершенным выстрелом.

Против этой версии говорит и тот факт, что налицо был выстрел с близкого расстояния – настолько близкого, что ружье было явно - в любом случае – в пределах досягаемости для К. Оя. При умышленном убийстве, опять же по внутренней логике, преступник этого никогда не допустит. Убийца заинтересован в том, чтобы жертва не могла двоими руками отвести ружье, тем более использовать его против нападающего.

15 ноября было проведено освидетельствование Я. Кырге. Описаны ссадины на носу и на обеих руках. По мнению врача, эти повреждения могли быть следствием драки 6 ноября. Нос был поврежден, очевидно, от удара К. Оя карманным фонарем, а ссадины на руках могли появиться во время схватки из-за ружья.

Все сказанное практически исчерпывает исследование доказательств, соотносимых с тем, что существенно. Все остальное уже не имеет определяющего значения.

Показания Яана Кырге и Хельги Оя о том, что Карл Оя погиб от случайного выстрела, в результате неосторожного обращения с охотничьим ружьем, не опровергнуты ни одним доказательством. Наоборот, объективные данные подтверждают соответствие их показаний происшедшему.

Рассмотрим также и те утверждения, которых мы еще не коснулись. Даже при поверхностном их рассмотрении нетрудно убедиться, что речь идет не об объективных обстоятельствах, опровергающих слова подсудимого, а о предположениях и соображениях, которые ни отдельно взятые, ни в целом не опровергают показаний подсудимого. О целом можно здесь говорить лишь условно, так как соображения обвинения никак нельзя связать в целое.

Да, действительно, между Яаном Кырге и Карлом Оя были крайне напряженные и даже враждебные отношения. С этим следует согласиться. Иными не могут быть взаимоотношения между мужчинами, которые любят одну и ту же женщину, являющуюся матерью детей того и другого. На почве этой вражды бывали ссоры, бывали драки. По человечески такая вражда понятна, объяснима: отношения оставались невыясненными, оба они считали Хельгу своей женой.

Взаимная симпатия или даже просто нейтральные отношения в таком случае трудно мыслимы. Нельзя также сказать, что Яан Кырге в этих конфликтах вел себя достойно. Он вел себя неправильно, а иногда даже безобразно. Все это верно.

Но совершенно неправильна попытка без всяких оснований, лишь на основании предположений, произвольно увязывать предшествующее поведение Яана Кырге по отношению к Карлу Оя и к другим людям с гибелью Карла Оя 6 ноября.

Прежние отношения Яана Кырге и Карла Оя вносят ясность в истоки ссоры, которую начал нетрезвый Карл Оя, явившийся в дом Я. Кырге вечером 6 ноября и первым ударивший хозяина дома. В свете их отношений понятно также и то, почему Я. Кырге хотел, чтобы К. Оя ушел с его двора и почему Кырге считал, что в противном случае агрессивно настроенный К. Оя может в данный момент и в данных условиях оказаться опасным для Хельги Оя.

Однако все предыдущее поведение Яана Кырге в других ссорах и с другими людьми отнюдь не служит доказательством вины Яана Кырге в умышленном убийстве Карла Оя.

Несколько слов о показаниях подсудимого. В начальной стадии следствия как Я. Кырге, так и X. Оя дали неправильные показания, выдвинув версию о самоубийстве К. Оя. Они сделали это для того, чтобы освободить Я. Кырге от всякой ответственности за смерть К. Оя. Такое поведение Я. Кырге нельзя никак оправдать. Оно говорит о малодушии о трусости, об отсутствии гражданской смелости. Но в то же время нельзя не отметить особенностей процессуального положения обвиняемого и подозреваемого. И тот и другой могут дать показания, могут отказаться от дачи показаний, могут дать показания, за содержание и правдивость которых они не несут никакой ответственности. Подозреваемый, обвиняемый не являются свидетелями, которые не имеют права под страхом уголовной ответственности отказаться от дачи показаний или дать заведомо неправдивые показания. Человек защищает себя против выдвинутых обвинений так, как это ему представляется необходимым, возможным и целесообразным.

И поскольку показания обвиняемого являются также средством его защиты, то следственные органы обязаны проводить предварительное следствие объективно и всесторонне. Уголовное дело должно быть правильно решено и не зависеть от того, что считает нужным говорить обвиняемый, подсудимый, избирающий ту или иную линию защиты.

Отметим, что первоначальной версии - о самоубийстве К. Оя - Я Кырге и Xельга Оя придерживались относительно недолго. 19-20 ноября оба они изменили свои показания. Для согласования этого у них не было возможностей, так как Я Кырге был взят под стражу. Как Я.Кырге, так и X. Оя дали новое объяснение, утверждая, что К. Оя, погиб во время драки из-за ружья, в результате случайного выстрела. На этом они продолжали настаивать и в дальнейшем. Их показания практически совпадают во всех существенных деталях.

Таким образом, Я Кырге вначале отрицал свою вину, а затем признал ее. Это признание должно быть проверено и сопоставлено со всеми собранными по делу материалами.

У нас была возможность убедиться в том, что показания подсудимых ничем не опровергнуты и соответствуют действительности. Существенно, что первым должностным лицом, которое совершенно правильно встало на точку зрения, согласно которой показания Я Кырге и X. Оя о смерти К. Оя в результате случайного выстрела верны, был не кто иной, как следователь районной прокуратуры, автор обвинительного заключения, зачитанного в судебном заседании, автор документа, в котором описывается и мотивируется наличие умышленного убийства.

Как это ни парадоксально, но в одном и том же уголовном деле, один тот же следователь, на основании одних и тех же документов изложил диаметрально противоположные, взаимоисключающие версии.

Так, в постановлении от 24 декабря 1968 г. он отказал в привлечении к ответственности X. Оя по ст. 181 УК, т.е. за недонесение о совершенном тяжком преступлении, мотивируя это тем, что Хельга Оя видела, что выстрел произошел в результате схватки мужчин из-за ружья, и что X. Оя была убеждена в том, что выстрел произошел случай но, что это не умышленное убийство. Через три недели, 15 января, тот же следователь составляет обвинительное заключение, где обвиняет Яана Кырге в умышленном убийстве.

За 6 дней до этого, 9 января, на основании тех же данных следователь составляет представление органам районной государственной автоинспекции з связи с отобранием водительских прав у Я. Кырге. В этом представлении следователь дает определенную юридическую оценку событию, отмечая, что Я Кырге в ходе ссоры убил в результате неосторожности Карла Оя, совершив, таким образом, преступление, предусмотренное ст. 105 УК.

Из всего сказанного можно заключить, что у органов, проводивших следствие, до самого окончания расследования были серьезные сомнения в отношении обстоятельств гибели Карла Оя. Поэтому при направлении в суд данного дела был нарушен один из основных принципов уголовного процесса: при возникновении сомнений, которые нельзя устранить, их следует толковать в пользу подсудимого, а не во вред ему.

Но одно из утверждений обвинения заслуживает серьезного внимания, это утверждение, что у Кырге не было необходимости выходить во двор с заряженным ружьем, чтобы предостеречь или напугать Карла Оя.

Это соображение не лишено известных основании. Во дворе дома Кырге, правда, находился весьма возбужденный Карл Оя, который вполне мог вновь напасть на Хельгу Оя. Но для предостережения и устрашения его Я. Кырге мог, не подходя к нему, и во второй раз выстрелить в воздух. Не было никакой необходимости так близко подходить к Карлу Оя с заряженным ружьем.

Как же следует оценивать действия Я Кырге с правовой точки зрения?

Яан Кырге, выйдя из своего дома во двор с заряженным ружьем и держа его стволом вверх, собирался выстрелить в воздух. Однако он не предвидел, что К. Оя решит отобрать у него ружье и в результате схватки произойдет случайный смертельный выстрел.

Поскольку Я Кырге не собирался стрелять в Карла Оя, он не действовал умышленно. В связи с этим здесь нет состава преступления, предусмотренного ст. 100 УК.

Рассматриваемое событие является случайным. Яан Кырге мог не знать, что из-за технических неполадок ружья может произойти выстрел и без нажима на спусковой крючок. Он мог не знать, что Карл Оя попытается отобрать ружье и подойдет вплотную к нему.

Но Яан Кырге знал, что ружье заряжено и пригодно к стрельбе. Он также знал, что Карл Оя пьян и настроен агрессивно.

Таким образом, начиная с той минуты, когда Карл Оя стал вырывать ружье, Яан Кырге должен был предвидеть опасность, которая могла возникнуть во время борьбы. Поэтому он должен был сказать К. Оя, что ружье заряжено. Однако Кырге не предупредил Оя, и он поступил неосмотрительно. При более внимательном отношении к обстановке Кырге осознал бы необходимость предупреждения. Тот факт, что не было предупреждения, сыграл роковую роль. По п. 2 ст. 9 УК, когда виновный не предвидел, возможности наступления общественно опасного последствия своего действия или бездействия, но был обязан и мог это, предвидеть, он совершает неосторожное, преступление.

В данном случае мы имеем дело с преступлением по неосторожности: Яан Кырге убил Карла Оя в результате небрежного, неосторожного обращения с оружием.

Это преступление предусмотрено ст. 105 УК, по которой Яан Кырге и должен понести ответственность.

В соответствии со ст. 36 УК при назначении наказания суд учитывает степень общественной опасности. Совершенного преступления и его характер, личность виновного, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность лица, совершившего преступление.

Характеристика, данная подсудимому с места работы, не блестяща. Но в то же время установлено, что ранее он не имел судимости н не подвергался ни административным, ни общественным мерам воздействия.

Отягчающим обстоятельством следует считать то, что во время совершения преступления Я. Кырге находился в нетрезвом состоянии. Но мне представляется, что при совершении преступления по неосторожности пребывание в состоянии опьянения является отягчающим обстоятельством в меньшей степени, чем при совершении умышленного преступления. Несмотря на нетрезвое состояние, Я. Кырге был у себя дома н не собирался никого каким либо образом подвергать опасности. Ситуация, в которой проявилась небрежность Кырге, его неосторожность возникла в результате агрессивного нападения потерпевшего на Кырге у него дома.

Я убежден в том, что главным обстоятельством, смягчающим ответственность Кырге, является наличие смешанной вины. Карл Оя своим поведением, попыткой вырвать ружье допустил неосторожность. Тяжелый результат - смерть - наступил вследствие, неосторожности двух лиц: погибшего и подсудимого.

И в заключение нельзя не учесть раскаяния Яана Кырге, которое мы видели здесь на суде, в искренности которого нет оснований сомневаться.

Товарищи судьи!

Прокурор, поддерживая обвинение, обратился с просьбой наказать Яана Кырге за совершение умышленного убийства длительным лишением свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой, колонии усиленного режима. Это ходатайство поддержали потерпевшие, их представитель и общественные обвинители.

Защита стоит на иной позиции. Если суд разделит позицию защиты о том, что совершено неосторожное убийство, он сможет применить более мягкое наказание.

Имеются различия и в моральных результатах этих решений. Лицо, подвергшееся судом наказанию за умышленное убийство, является убийцей. С этим клеймом ему предстоит жить всю свою жизнь, а человек, которого признали виновным в убийстве по неосторожности, в глазах общества и людей убийцей в общепринятом смысле этого слова не является.

Судебные прения выявили существенные расхождения в позициях, однако нет никаких сомнений в том, что приведенные аргументы помогут вам, уважаемые судьи, в трудной и ответственной работе по осуществлению правосудия в этом сложном уголовном деле.