Речь адвоката в защиту обвиняемого во взятке

Речь, которую произнес адвокат по уголовным делам Н. П. Белов в защиту обвиняемого в даче взятки - Тумановского.

Товарищи судьи! Много горьких истин сказал в своей речи государственный обвинитель по адресу сидящих на скамье подсудимых, в том числе и подсудимого Тумановского, защита которого поручена мне.

Бесспорно, что каждый патриот должен блюсти интересы государства. Гражданин кровно заинтересован в том, чтобы государство было мощным и неуязвимым.

Чтобы укрепить мощь своей страны, народ на каждый день и каждый час проявляет массовый героизм в труде. Ценой строжайшей экономии, с помощью рационализации, путем перевыполнения норм, развертывания различных форм соревнования наш великий народ успешно добивается точного выполнения пятилетних планов, приближающих нас к светлому будущему.

Всякое же хищение государственного и общественного имущества объективно ведет к ослаблению экономической основы нашей страны и зазывает резкое и безоговорочное осуждение. Однако Конституция республик гарантируют право на защиту в суде всем без исключения обвиняемым, независимо от тяжести совершенного преступления и его предельной доказанности.

Общеизвестно, что наш суд — действительно народный суд. Суд — не механизм, который автоматически опускает карающий меч на голову преступника, без учета побудительных мотивов, конкретных условий и цели, которые сопутствовали совершению преступления.

Как ни важно изучение внешних проявлений деятельности и поведения человека, оно не в состоянии раскрыть содержание его психики, ибо для понимания ее важно знать не только действия и поступки человека, но и внутренние мотивы, двигающие поведением человека, то есть психологические побуждения, которые лежат в основе его действий и поступков.

Вот почему и в таком деле, как это, при всей серьезности и тяжести совершенных преступлений защитник обязан исполнить свой долг со всей тщательностью, диктуемой интересами правосудия.

Защита видит свою задачу в том, чтобы с максимальной полнотой выяснить и восстановить всю картину, все обстоятельства дела, осветить его со всех сторон и тем самым содействовать вынесению действительно справедливого и правильного приговора.

Я прошу вас, товарищи судьи, иметь в виду только что сказанное мною, в особенности когда возникнет вопрос о подсудимом Тумановском.

В обвинительном заключении и в речи государственного обвинителя Тумановский изображен одним из главных участников преступной группы.

Тумановский обвиняется также в том, что, для сокрытия совершенных преступлений и чтобы избежать ответственности, он принимал участие в даче взяток различным должностным лицам.

Что и говорить! Преступления — тяжкие.

Но если ограничиться установлением только этих фактов, тогда дело в отношении Тумановского было бы очень простым. Статья 2 Указа от четвертого июня 1947 года «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и статья 118 Уголовного кодекса содержат точную и четкую квалификацию предусмотренных ими преступных деяний. Осталось бы только применить к Тумановскому, как предложил государственный обвинитель, максимальное наказание, и тогда защите нечего было бы делать в процессе. Однако установление самого факта хищения и дачи взяток не исчерпывает задачи суда и защиты. Эта задача не так проста, как, по-видимому, считает государственный обвинитель.

Прежде всего необходимо исследовать, какие именно обвинения, предъявленные Тумановскому, подтверждены в судебном заседании.

Надо выяснить действительную роль Тумановского при совершении хищений и даче взяток.

Правильное разрешение этих вопросов имеет существенное значение при определении степени ответственности Тумановского.

Но и этим задача не исчерпывается. Это лишь одна сторона вопроса. Есть еще и другая.

Перед нами бесспорный факт — преступление. Но перед нами также молодой человек и его судьба. У этого человека есть прошлое, которое состоит не только из хищений и дачи взяток. И советский суд не может не интересоваться этим, прошлым. Взвешивая меру наказания, Верховный Cуд не может не учесть и это прошлое и многое другое в нравственном облике подсудимого Тумановского.

У защитника одна общая с прокурором цель — содействовать с разных точек зрения суду во всестороннем выяснении истины. Достижение этой цели — священная обязанность защиты.

Защита должна привлечь пристальное внимание суда к фактам и обстоятельствам, оказавшимся обойденными обвинителем или освещенными им односторонне.

Не отразив в своей речи с необходимой для установления истины четкостью роль и положение подсудимого Тумановского в данном деле, государственный обвинитель тем самым допустил известное отклонение от присущего нашему процессу принципа объективности. Можно подумать, что государственный обвинитель забыл, что еще в стадии предварительного следствия с исчерпывающей полнотой было установлено, что подсудимый Тумановский не был ни инициатором, ни организатором, ни подстрекателем совершенных по настоящему делу преступлений.

Обратимся к обвинительному заключению. В нем сказано, что в мае 1947 года подсудимый Западинский в числе других работников Московской конторы треста Союзтопстройпроект Министерства угольной промышленности был снят с работы главного инженера проекта за совершение крупных злоупотреблений. Тогда же Западинский при содействии подсудимого Чаркана проник на работу в артель «Прогресс» и организовал преступную группу, состоявшую в основном из лиц, уволенных из Союзтопстройпроекта и находившихся с Западинским в преступной связи еще с 1946 года.

В обвинительном заключении дан перечень лиц, вошедших в организованную Западинским преступную группу. Однако фамилии Тумановского в этом перечне нет. По делу установлено, что лишь в конце 1947 года Тумановский был вовлечен в преступную деятельность артели «Прогресс» неким Красманом, который скрылся и по настоящему делу ни в стадии предварительного, ни в стадии судебного следствия не был допрошен.

Отсутствие на скамье подсудимых Красмана отчасти затрудняет выяснение действительной роли Тумановского в этом деле не только потому, что Тумановский был вовлечен в преступную деятельность в промкооперацию именно Красманом, но и потому, что, судя по показаниям, данным, в судебном заседании Западинским, именно Красман был инициатором создания преступной «компании», в которую входили Западинский и Тумановский.

В суде установлено, что именно Красман и Западинский создавали лжекооперативные организации, заключали Договоры с государственными предприятиями на производство крупных строительных работ, составляли завышенные сметы, калькуляции и единичные расценки, подкупали представителей заказчиков, согласовывали и оформляли с ними завышенные объемы работ, вовлекали значительное число подставных лиц и т. п. Тумановский в этой преступной группе играл, безусловно, второстепенную роль.

Но, совершая преступные махинации, организаторы и вожаки преступной группы Западинский и Красман прекрасно понимали, что им не обойтись без человека, который действительно умел бы строить, обладал необходимым для этого опытом и знаниями. Деятельность же их самих была направлена только в сторону различных комбинаций в духе пресловутого «великого комбинатора» Остапа Бендера из известного сатирического произведения Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев».

Для Красмана Тумановский был сущей находкой. Подумайте только: человек, обладающий необходимыми техническими познаниями и опытом в строительном деле, молодой, способный, дисциплинированный, еще не искушенный и не развращенный в преступных операциях и вдобавок вследствие стечения ряда тяжелых жизненных обстоятельств остро нуждающийся в деньгах! Хорошую работу добросовестного, знающего свое дело производителя работ — строителя Тумановского Красман и Западинский знали достаточно хорошо и по должности начальника отдела капитального строитель та фабрики «Буревестник» и в качестве начальника Сокольнической ремонтно-строительной конторы. Энергичный и способный производитель работ Тумановский мог быть хорошей ширмой для преступных комбинаций. Неудивительно, что Красман сразу же высоко оценил Тумановского, выделив ему за «консультации» восемнадцать тысяч рублей из похищенных по объектам артели «Прогресс» ста тысяч рублей.

Товарищи судьи! Для характеристики и определения положения и места, занимаемого подсудимым Тумановским в данном процессе, прошу вас обратить внимание на тот факт, что Тумановский из всех сидящих на скамье подсудимых едва ли не единственный человек, занимавшийся общественно полезным трудом непосредственно на стройках. Он работал производителем работ и руководил строительством. Вся работа под его руководством на строительстве сделана добротно, качественно.

Судебно-техническая экспертиза в ответах на поставленные защитой вопросы дала положительную оценку качеству работ на строительных объектах, где производителем работ был Тумановский.

И если труд создал самого человека, а в нашей стране труд возведен в дело чести, дело славы, дело доблести и геройства, то нельзя не признать, что фактическое участие Тумановского в созидательном труде, несомненно, смягчающее его вину обстоятельство.

Я не сомневаюсь, товарищи судьи, что когда вы будете взвешивать лежащие на одной чаше весов преступления Тумановского, вы не оставите без должного внимания другую чашу весов, на которую ляжет все, что есть хорошего, честного, благородного в сравнительно непродолжительной жизни Тумановского, и среди этого хорошего — в первую очередь то, что характеризует его на двух важнейших в жизни советского гражданина фронтах — на фронте войны и фронте труда. В 1941 — 1945 годах он воевал за Родину. Присланные Военкоматом по запросу суда документальные данные положительно характеризуют Тумановского за период службы в Советской Армии с 1940 по 1946 год.

После демобилизации Тумаковский добросовестно трудился, принося неоспоримую пользу государству. Эти факты установлены по делу и не могут быть опровергнуты.

В судебном заседании Западинский показал, что завышенные сметы, калькуляции и единичные расценки Тумановский не составлял.

Западинский подтвердил также, что в заключении фиктивных договоров с теми или иными организациями Тумановский участия не принимал и по этим фиктивным договорам никаких денег не получал. Западинский заявил, что с подставными лицами Тумановский никакой связи не имел.

Еще в стадии предварительного следствия была установлено, что к организации лжекооперативных артелей Тумановский непричастен. Не имел он также никакого отношения и к порочной системе завышения фонда заработной платы, практиковавшейся в артелях «Строитель» и «Прогресс».

В деле нет доказательств, что при выдаче заработной платы Тумановский обманывал рабочих.

Судебно-бухгалтерская экспертиза в заключении, данном в судебном следствии, удостоверила, что анализ документальных данных как по артели «Строитель», так и артели «Прогресс» не дает экспертизе оснований возлагать какую-либо ответственность на Тумановского.

Судебно-техническая экспертиза подтвердила, что за период работы Тумановского в названных артелях расхождений между объемом работ, указанных в актах-процентовках и нарядах, выданных на оплату рабочим, не установлено.

В своей речи государственный обвинитель обошел молчанием все факты, говорящие в пользу Тумановского и частично опровергающие правильность и обоснованность предъявленного ему обвинения.

В чем же Тумановский виноват?

Он знал, что Красман и Западинский совершают хищения путем завышения сметы, калькуляции и единичных расценок. Тем. не менее он производил работу по этим заведомо завышенным расценкам и за это получал часть похищенного. Тем самым он является участником хищения.

Как же могло случиться, что Тумановский стал участником преступной группы?

Следует ли искать ответ на этот коренной вопрос только в личности самого подсудимого?

Остановимся на биографии Тумановского. Тумановский родился в 1919 году. Он с честью прошел весь трудный, героический путь войны. Советский офицер, он был принят в члены партии в армии, в которой находился с 1940 по 1946 год.

Станет ли кто-либо в нашей стране повторять буржуазную клевету о якобы присущей человеку врожденной склонности к преступлению?

Я не ошибусь, если скажу, что в нашей стране не найдется никого, кто стал бы утверждать подобное.

Общеизвестно, что в нашем государстве вся жизнь проникнута верой в человека, в его созидательную силу, способность к вдохновенному труду. У нас стали крылатым выражением прекрасные слова Горького: «Человек—это звучит гордо!»

Партия воспитала поколения новых людей с коммунистической морально, с социалистическим отношением к труду, свободных от собственнической идеологии, людей, для которых превыше всего интересы страны,. Власть воспитала пламенных патриотов — людей героического подвига и самоотверженного дела. Ими гордится вся наша страна!

Но, к сожалению, есть еще у нас красманы, западинские и им подобные.

Откуда они вырастают на нашей здоровой почве?

Известно, что даже в условиях социализма, когда капитализм уже уничтожен и экономические корни его в общественной жизни выкорчеваны, пережитки капитализма в сознании людей, «родимые пятна старого общества» еще сохраняются некоторое время.

Созидая новую жизнь, люди не могут одним взмахом сбросить с себя слабости и пороки, унаследованные от эксплуататорского общества. Поэтому отдельные, неустойчивые люди становятся на преступный путь подчинения государственных интересов личным, корыстным интересам. Не только вина, но и беда Тумановского, что в тяжелый для него час он встретился с Красманом и Западинским. В трудный момент он не проявил достаточной стойкости, и его ровный, честный жизненный путь оказался искривленным.

Документальные данные, имеющиеся в деле, объективно подтверждают, как тяжело сложилась жизнь Тумановского в последнее десятилетие.

В 1941 году, когда Тумановский находился в рядах армии, в оккупированной Одессе фашисты убили ближайших родственников Тумановского, разрушили дом, в котором жила его семья. Младший брат Тумановского Михаил, 1924 года рождения, добровольно вступил в ряды армии. В боях 28 июня 1943 года девятнадцатилетний лейтенант-танкист Михаил Тумановский был тяжело ранен и потерял ногу. В начале 1945 года умерла от туберкулеза жена подсудимого, оставив трехлетнюю Римму, которую поместили в детский дом. В 1946 году Тумановского в связи с демобилизацией вызвали в Москву. После демобилизации Тумановскому в родной город ехать было не к кому и не к чему. Ни близких, ни крова у него там больше не осталось. Тумановский решил поселиться в Москве. Из представленных суду документов видно, что в 1946 году Тумановский был принят на должность начальника ОКСа фабрики «Буревестник», откуда вследствие необеспеченности жилой площадью его направили на должность начальника ремонтно-строительной конторы Сокольнического района.

Документы свидетельствуют о том, что в 1946—1947 годах Тумановский добросовестно относился к служебным обязанностям, хорошо справлялся с порученной ему работой и пользовался безупречной репутацией.

В конце 1947 года тяжело заболела туберкулезом легких маленькая дочь Тумановского. Обстоятельства личной жизни Тумановского приняли поистине трагический характер: у больной туберкулезом пятилетней дочери врачи обнаружили еще одну страшную болезнь — признаки раковой опухоли на языке; близкая и мучительная смерть девочки казалась неизбежной. В это же время младший брат Тумановского Михаил, инвалид войны, единственный близкий Тумановскому человек, уцелевший из всей его когда-то многочисленной дружной семьи, внезапно заболел скоротечной формой туберкулеза легких.

Его поместили в одну из лучших московских больниц, где он находился длительное время, но, несмотря на применение всех новейших методов лечения, жестокая болезнь поражала его все сильнее и врачи вынуждены были сказать Тумановскому, что все возможные в этих условиях средства исчерпаны и они не видят другого пути для спасения жизни его брата, кроме немедленного направления его на длительный срок (три-четыре месяца) в специальный высокогорный санаторий для туберкулезных. Тумановский весь поглощен мыслью немедленно достать путевку в санаторий.

Как помочь самому дорогому существу, которое у него еще осталось, кроме брата, — маленькой больной дочери Римме, над которой, по убеждению Тумановского, уже навис призрак близкой смерти?

Я видел, товарищи судьи, эти печальные детские глаза, в которых застыло недетское страдание! Трудно, невозможно остаться равнодушным, когда на тебя устремлены эти глаза, ждущие от тебя помощи! Как же может остаться равнодушным к этому родной отец?!

В состоянии полной душевной растерянности Тумановский не обратился в органы здравоохранения, которые его брату и дочери, несомненно, и в дальнейшем оказали бы всю необходимую медицинскую помощь.

В это роковое для Тумановского время появляется зловещая фигура отсутствующего на данном процессе Красмана. Он предлагает Тумановскому работу по совместительству в артели «Прогресс» и за сравнительно короткий срок выплачивает ему восемнадцать тысяч рублей.

Убитый горем, зажатый в тисках личных несчастий, растерявшийся Тумановский не противостоял предложению Красмана.

До сих пор безупречно честный гражданин, не щадивший сил и самой жизни в борьбе с фашистскими захватчиками за свободу и независимость своей страны, Тумановский скатился на дно, он оказался членом преступной группы, ставшей на путь хищения государственной и общественной собственности.

Все это с предельной правдивостью и искренностью рассказал суду Тумановский, и все это нашло подтверждение в документальных данных.

Разумеется, эти обстоятельства не могут снять с Тумановского суровой ответственности, но они не должны пройти мимо внимания суда.

Я прошу вас, товарищи судьи, обратить внимание и на следующий факт. Уже через несколько месяцев - в середине 1948 года, когда семейные несчастья перестали давить Тумановского, он находит в себе силу воли порвать с преступной средой. Красман и его соучастники в грязных операциях ненавистны Тумановскому: они искалечили его жизнь. Он хочет вычеркнуть эту страшную, как кошмар, страницу из своей до того незапятнанной жизни. Тумановский хочет снова честно трудиться и смотреть людям прямо в глаза. Он уходит из промартели «Прогресс» и подает заявление о приеме его на должность главного инженера в Концертный зал имени Чайковского. Из представленной суду характеристики от тридцатого марта 1950 года видно, что Тумановский с сентября 1948 года до дня ареста работал заместителем директора и главным инженером Концертного зала имени Чайковского — учреждения всесоюзного значения.

В характеристике отмечено, что в 1949 году под руководством Тумановского проведен большой капитальный ремонт всех специальных устройств и самого здания, что в значительной мере улучшило эксплуатацию зала. Отмечено также, что за время своей работы Тумановский показал себя хорошим организатором, умеющим мобилизовать коллектив на выполнение поставленных перед ним задач.

Партийная организация Московской государственной филармонии также нашла возможным выдать Тумановскому положительную характеристику. Она представлена суду.

Представлены суду также документы и о том, что руководство Комитета по делам искусств при Совете Министров, положительно оценивая работу Тумановского, считало необходимым ходатайствовать перед Исполкомом Московского Совета о предоставлении Тумановскому жилой площади. Это ходатайство удовлетворено не было только потому, что в апреле 1950 года Тумановский был арестован.

Товарищи судьи! Тумановский глубоко раскаялся в совершенном им преступлении. На протяжении всего предварительного и судебного следствия он с предельной полнотой и последовательностью рассказал о всех преступлениях, участником которых был.

Вспомним такой факт. Согласно обвинительному заключению, из похищенных Красманом ста тысяч рублей по объектам артели «Прогресс» Тумановский получил восемнадцать тысяч рублей.

Как я уже говорил, по настоящему делу ни в стадии предварительного следствия, ни в суде Красмана не допрашивали. Он не давал и не мог давать уличающих Тумановского показаний. Подсудимый Западинский по этому эпизоду также не давал показаний против Тумановского, так как в тот период они еще не знали друг друга.

Никто из допрошенных свидетелей и обвиняемых ни в стадии предварительного следствия, ни в судебном заседании прямо или косвенно не уличал Тумановского в получении этих восемнадцати тысяч рублей. Никаких других доказательств виновности Тумановского в получении и присвоении этих денег не бьло. Судебно-бухгалтерская экспертиза также не установила факта присвоения Тумановским в 1947 году восемнадцати тысяч рублей по артели «Прогресс».

И только сам Тумановский на первом же допросе восьмого апреля 1950 года чистосердечно рассказал о получении от Красмана восемнадцати тысяч рублей. Это признание он неоднократно подтверждал на последующих допросах и в неизмененном виде донес его до вашего судейского стола.

Из всех лиц, сидящих на скамье подсудимых, только один Западинский давал показания о своей связи по преступным операциям с Тумановским. Остальные же подсудимые, а также все свидетели на протяжении всего судебного следствия ни в чем не уличали Тумановского.

И опять же только сам Тумановский в этом переполненном народом зале судебного заседания, преодолевая жгучий стыд за содеянное, чистосердечно рассказал о своих преступлениях и, движимый глубоким раскаянием, повторил то, что неоднократно говорил представителям следственной власти.

Можно было бы и другими примерами проиллюстрировать правдивость и глубину раскаяния Тумановского, но то внимание и тщательность, с которыми суд рассматривал настоящее дело, позволяют мне твердо верить в то, что в этом отношении вы не нуждаетесь в дополнительных доводах.

Товарищи судьи! Мой подзащитный Тумановский предан суду также и по статье 118 Уголовного кодекса за дачу взяток. Мне думается, что в стадии судебного, следствия с несомненностью было установлено, что взятки по настоящему делу давались в результате организованного группового вымогательства и шантажа. Об этом убедительно говорил государственный обвинитель, и на этом же, безусловно, после меня вынуждены будут останавливаться и другие мои товарищи по защите.

Вспомним объяснения подсудимого Эдельмана -бывшего руководителя артели «Бытпром», данные им в судебном заседании.

Он показал, что путем вымогательства и шантажа получил взятку десять тысяч рублей, в даче которой участвовал и Тумановский.

Мне думается, что в свете добытых на суде дополнительных данных о вымогательстве взяток в силу пункта «а» статьи 118 Уголовного кодекса Тумановский по статье 118 Уголовного кодекса должен быть освобожден от ответственности.

Товарищи судьи! Я старался нарисовать перед вами правдивую картину тех обстоятельств, вследствие стечения которых Тумановский оказался на скамье подсудимых.

Я защищаю человека, еще не потерявшего способности стать на честный путь, стыд и предельно полное раскаяние которого, я надеюсь, вы понимаете и учтете при решении его судьбы.

Я надеюсь, что, зная историю его жизни, вы учтете также, что он был честным воином и тружеником до совершения им преступления, полезным гражданином страны.

Вы не пройдете также мимо чистосердечного раскаяния Тумановского и тех нравственных мучений, которые он пережил после совершения им преступления.

Вспомним изречение, относящееся к Петровским временам: «Повинную голову и меч не сечет». Глубокая мудрость этого изречения такова, что оно стало народной пословицей и живет в веках.

Я прошу вас также учесть, что Тумановский по своему прошлому, по своему моральному облику не враг власти; он оказался способным сам вырваться из той пропасти, в какую попал по слабости характера, когда на него одно за другим обрушились несчастья.

А пока человек способен найти в себе мужество и силу честно признать свое преступление, порвать с преступной средой и самостоятельно вернуться к честному труду, — он не погиб для общества. К тому же Тумановский еще молод и перед ним целая жизнь для того, чтобы исправиться и самоотверженным трудом на благо государства искупить свою вину перед ней и народом.

Раскаяние его искренне. Ему мучительно стыдно за свои преступления. Для общества он не потерян. Он может и должен еще вернуться в строй честных тружеников.

Товарищи судьи, в приговоре, который будет вами вынесен по данному делу, вы осуществите правосудие. Я верю, что при вынесении приговора Тумановскому вы будете руководствоваться не только задачей карательного воздействия, но и важнейшим принципом правосудия - гуманизмом.

Я прошу по статье 118 Уголовного кодекса Тумановского оправдать, по статье 2 предъявленного ему обвинения по Указу от четвертого июня 1947 года «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» применить к нему не предельно суровое, как просил государственный обвинитель, а минимальное предусмотренное этой статьей наказание.